Можно ли осуждать историю?

Можно ли осуждать историю?

Трудно сказать, чем руководствовался глава Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, предложив проект "десталинизации общественного сознания". Инициатива вызвала неоднозначную реакцию, расколов общество на "сталинистов" и "антисталинистов". Программа еще дорабатывается, а в регионах ее уже берут на вооружение.

Иван МЕЛЬНИКОВ - Первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, заместитель Председателя Государственной Думы РФ.

- Чтобы начать разговор о Сталине, нужно сказать, что крупного политика нельзя воспринимать вне исторического контекста. Сталин - часть своей эпохи. А значит, это еще и состояние общества, это те вызовы, которые стояли перед страной. Заранее предупреждая привычный упрек о репрессиях и культе личности, хочу подчеркнуть, что и то, и другое было обусловлено очень многими взаимосвязанными факторами. Все общество, освобожденное от оков рабства и эксплуатации, измотанное гражданской войной, ощущавшее внешние угрозы молодому государству, - разряжало огромный потенциал копившейся энергии. И такой процесс не всегда идет только в рамках "мирного" русла.

Окажись на месте Сталина другой руководитель, выплеснула бы история на пьедестал человека слабого, не мыслящего стратегически, - могло сейчас и не быть нашей страны. Ведь именно в ту пору, в период 30-50-х годов XX века складывалась устоявшаяся к сегодняшнему дню конфигурация современного мира. И при Сталине в каждом вопросе повестки наша страна занимала передовую позицию. Самоцель ли это? Кто-то скажет: отдельный человек важнее высокой роли в мире. В идеале - да. Но в демагогическом идеале. Важно понимать, насколько зависима была судьба отдельного человека от того, какое место займет страна. В тот момент была прямо зависима. А самые высокие достижения сталинской эпохи и сейчас являются опорой современной России.

- Почему Сталин так популярен сегодня в России, что нас начинают запугивать "неосталинизмом"?

- Это очень интересный феномен. Образ Сталина после разрушения СССР подвергся жесточайшему прессу. Но получился обратный эффект: мифология вокруг Сталина сделала его притягательной фигурой для новых исследований. Кроме того, на фоне либеральных реформ, хаоса 90-х, люди стали мыслями искать образ "твердой руки", даже представители власти стали изображать нечто подобное. Но со временем оказалось, что не столько "твердую руку" искал народ. Твердая рука без твердой политики - ничто. Запрос был другой. Это был поиск созидателя, строителя. Именно это и есть ключ симпатий к Сталину.

Так что сегодня тоска по Сталину это не ностальгия. Это очень живой интерес, живой запрос, обращенный в настоящее и будущее. И не только старшего поколения, но и молодежи. Это запрос на защиту от всей той мерзости, которую порождает рыночный фундаментализм.

Что касается "неосталинизма", то мне не понятно, о чем речь. Сталинизм без Сталина? Сталинизм без состояния мира и общества 20-х, 30-х годов? Это невозможно. А вот политика созидания, ориентированная на интересы большинства, - возможна. И личности, которые ее исповедуют, есть и будут. Вот именно такой политики и таких личностей боится нынешний союз олигархов и бюрократов, а потому и пугает "неосталинизмом", подменяя стремление народа к созидательной программе развития воплями о "тоталитаризме".

- Ставите ли Вы знак равенства между "десталинизацией" и "десоветизацией"?

- Мне сложно понять, что имеется в виду под "десоветизацией". Когда на смену "скромности в быту" приходит разврат и показуха? На смену ценности классических образцов культуры - пошлость? На смену коллективизму людей, дружбе соседей - эгоизм и равнодушие друг к другу? Стремлению к высоким идеям и идеалам - мелочность и жизнь одним днем? Это все уже, к сожалению, есть, такая десоветизация давно стимулируется либеральной властью. И это больше чем больно для меня. Советский человек, то, как он воспитывался, в каких условиях формировался, - это никем еще не превзойденный образец личности, которая живет головой и сердцем, не провоцируется на жизнь инстинктами и рефлексами, где человек человеку волк, а хата с краю.

Либералы часто козыряют презрительным понятием "совок", которое дали советскому человеку и советскому образу жизни. Однако все познается в сравнении. Разве не "совок" - продавать дипломы в переходе, махать "корочками" тех служб, где ты не работаешь, ставить неположенные мигалки, гулять в Куршавеле во время кризиса, когда у живущего рядом пустой холодильник? Дело ведь в том, что закладывает власть в свои законы, что она своими законами поощряет, применяет ли она законы по отношению ко всем или есть избранные. А это все не вопрос "десоветизации", а вопрос борьбы с коррупцией: в политике, экономике, судебной системе. Это вопрос неспособности нынешней власти предложить народу общее дело, общие цели, достижение которых будет в интересах каждого человека.

- Отношение Запада к Сталину известно: бич Божий, кровавый диктатор. "Десталинизация" делается по указке США и Евросоюза?

- Не стал бы так категорично говорить за весь Запад. Там было немало политиков, которые восхищались Сталиным, а европейские народы остались благодарны ему за освобождение от фашизма. К примеру, Уинстон Черчилль в 1942 году в британском парламенте сказал: "России очень повезло, что когда она агонизировала, во главе ее оказался такой жесткий военный вождь. Это выдающаяся личность, подходящая для суровых времен". Так что он и тогда, и сейчас скорее мистическая и загадочная для них фигура, какой является всякая харизматическая личность. Восхищение Запада было таким восхищением, каким оно бывает по отношению к достойному сопернику, но именно сопернику. Инициировал ли Запад "десталинизацию"? Конечно, это выгодно западному капиталу, как ему выгодно все, что бьет по коммунистическим символам. Но я не думаю, что "десталинизация" прямая инициатива Запада. У этой предательской акции скорее внутреннее происхождение и задачи. Первая: отвлекать от реальных проблем, которые волнуют общество. Вторая: реанимировать в публичном поле правые партии, имитируя палитру мнений. Третья связана с тем, что демократически настроенные слои общества, в том числе определенные категории молодых людей, стали все больше видеть в КПРФ альтернативу монополизму партии власти, ее авторитарным чертам. Карманные правозащитники получили задание поднять темы Ленина, Сталина, чтобы провести водораздел. Я бы не сказал, что это у них сильно получается, так как не только старшее поколение, но и выросшее в 90-е, 2000-е годы - склонно воспринимать образы Ленина и Сталина многогранно, а не только теми кусками, которые вытаскивают так называемые "либералы".

Господин Федотов, глава президентского Совета по правам человека, как-то говорил, что люди продолжают жить "мифами и легендами советского агитпропа", предлагая при этом уже свой собственный миф под названием "десталинизация". Рассуждая о возможности введения уголовной ответственности за восхваление советского прошлого, он, видимо, показывает свое личное, так сказать, "тоталитарное" сознание.

- Вам не кажется, что лучшей "десталинизацией" будет создание таких условий жизни в России, когда люди перестанут вздыхать по советскому прошлому?

- Твердо убежден, что лучше всего будет тогда, когда мы умно, профессионально, с любовью к своей стране и уважением к ее истории, учась на ошибках и базируясь на достижениях эпохи СССР и ценностях нашего народа, возьмем все лучшее и преумножим его с учетом современных условий. Сегодня же берут и преумножают у нас только олигархи да чиновники. И не опыт и достижения, а свои капиталы.

- Есть ли в предложенном проекте "десталинизации" пункты, с которыми Вы могли бы согласиться?

- Единственное, что там является допустимым, это идея "указа или закона, предусматривающего создание во всех крупных городах и крупных населенных пунктах памятников жертвам репрессий". На памятники во всех городах мы вряд ли согласимся, но в целом тему памяти обсуждать можно. Правда, с одним важным "но". Если вопрос не будет сводиться к 30-м годам, а будет касаться и царизма, и наших дней.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: