Поиск по сайту:

» Чернобыль. Что случилось 26 апреля 1986 года?

05.01.2010 рубрика: Интересные факты

Чернобыль. Что случилось 26 апреля 1986 года?

Подходит к концу второй месяц весны 1986 года. В помещении блочного щита управления 4-го реактора Чернобыльской АЭС проходят испытания на повышение мощности. Судьба реактора и судьба мира, находящегося за его стенами, в тот вечер полностью зависят от 3-х человек:
Леонид Топтунов – старший инженер управления реактором,
Александр Акимов – начальник смены блока,
Анатолий Дятлов – заместитель главного инженера, именно он руководил экспериментом.

До этого…
25 апреля, в 01.06, начали снижение мощности энергоблока. Тепловая мощность реактора снижена и стабилизирована до уровня 50% (1600 МВт). Начата подготовка энергоблока к испытаниям. По требованию диспетчера Киевэнерго, отсрочено выполнение программы испытаний. Реактор продолжал работать на половинной мощности.

После смены персонала управления реактором…
Тройка людей, во главе с Дятловым, встала за руль реактора. Начались испытания.
При снижении мощности ниже 500 МВт (в плане испытаний всех реакторов ЧАЭС запрещено снижение меньше 700 МВт), мощность начинает падать неконтролируемо. Дятлов дает указание продолжать испытания, несмотря на протесты Александра и Леонида. Мощность продолжала падать. Реактор проявлял себя крайне нестабильно при малой мощности, причина тому – роковая ошибка в конструкции реактора, на которую закрыли глаза инженеры при введении 4-го энергоблока в эксплуатацию.

Дятлов собирался провести испытание на мощности в 200 МВт, чтобы снизить расход охлаждающей воды, предотвращающей перегрев реактора. Он считал, что риск в подобной ситуации минимален. Мощность достигла критических 30 МВт. Персонал не испытывает ни малейшего испуга, так как такие критические ситуации были частыми на блоке управления реактором. Табло уже показывало значение, равное нулю. Дятлов срывается на Акимова: «Идиот, ты же реактор уронил! Ну, давай, выводи регулирующие стержни, поднимай мощность».

Немного об регулирующих стержнях: это стержни, состоящие из карбида бора.
Всего на реакторе установлено 211 таких стержней. Они являются катализаторами и тормозами активности реактора одновременно. Поднятие таковых лишает персонал использовать их в качестве тормоза.

Регулирующие стержни выведены. После неудачного бунта в помещении блочного щита управления снова воцарилось спокойствие. Инженеры повысили мощность реактора до того уровня (200 МВт), который был необходим Дятлову для проведения испытаний.

– Очень хорошо, начинайте испытания,– говорит Дятлов.
Акимов не сдается:
– По регламенту, начинать испытания я могу только при мощности в 700 Мегаватт. Если вы хотите проводить их на 200 МВт, попрошу вас внести этот факт в оперативный журнал.
– Да будет вам известно: я, как помощник главного инженера, могу изменить параметры испытаний. И я этими полномочиями воспользуюсь,– ставит точку в споре Дятлов.

Немного о работе реактора: в результате химических реакций урана, находящегося в реакторе, выделяется огромное количество тепла. В результате вода вверху реактора нагревается, превращается в пар, и под давлением крутит большую турбину, вырабатывающую электроэнергию.

Несколько управляющих стержней всё еще были погружены в верхнюю активную часть реактора, где начинала накапливаться мощность. Под давлением пара выбивало наконечники биозащиты реактора. 350-килограммовые блоки подбрасывало так, как будто они весили не более килограмма. Мощность начинает неконтролируемо расти. Начинается критический недостаток охлаждающей воды. Ситуация полностью выходит из-под контроля.

– Я включаю систему аварийного снижения мощности! – действует Акимов. Эта система вводит регулирующие стержни в реактор с целью аварийного снижения мощности. Это и была роковая ошибка. Стержни имеют свойство – при введении их в реактор они сначала создают кратковременный импульс повышения мощности, и только после – понижение. В результате ввода стержней в плохо охлажденный реактор тепло сконцентрировалось в нижней части реактора, произошел взрыв. Из записи в оперативном журнале старшего инженера управления реактором – «Сильные удары, стержни СУЗ остановились, не дойдя до НК (нижних концевиков). Выведен ключ питания муфт». По свидетельствам очевидцев, в это время произошло два мощных взры
ва с разрушением части реакторного блока и машинного зала, на энергоблоке № 4 ЧАЭС возник пожар. К 15 часам 26 апреля 1986 г. было достоверно установлено, что реактор разрушен, а из его развала в атмосферу поступают огромные количества радиоактивных веществ.

Несомненно, это самая великая катастрофа человечества за все время его существования. Она унесла жизни людей не только находящихся на энергоблоке во время аварии, но и тех, кто устранял последствия аварии – ликвидаторов. Количество радиоактивного топлива, поступившего в атмосферу, в 50 раз превышало заряд ядерной бомбы в Хиросиме. Зона в 30 км от ЧАЭС по окружности была огорожена, и назвалась «30-ти километровая Зона Отчуждения».

Четвертый блок был помещен в так называемый «саркофаг» для предотвращения дальнейшего распространения ядерных веществ. Реакторы первого и второго блока давно остановлены и освобождены от ядерного топлива. Недавно (!) был выведен из эксплуатации и остановлен третий блок, ядерное топливо выгружено. АЭС полностью выведена из эксплуатации.

Дятлов провел в местах лишения свободы четыре года из десяти, к которым он был приговорен. «Реактор был не годным к эксплуатации чисто по вине Института атомной энергии. С таким букетом несоответствия с пунктами требований нормативных документов, взрыв его был неизбежен. Он четким солдатским шагом шел…» (Анатолий Дятлов, 1995 г.)

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*