Поиск по сайту:

» Что такое «Островная экономика»?

15.06.2011 рубрика: Туризм и отдых

Что такое

Представьте, началась у нас война, например, с Австралией. Или с Новой Зеландией – это не принципиально. И вот призвала родина нас служить. А что ж не послужить? Пошли, послужим. И попали мы в авиацию. Вручило нам командование замечательный самолет ЯК-18. Четырехместный.

Долго ли, коротко ли, но наступает момент, когда нас родина отправляет на разведку – слетать через океан и посмотреть, как у них там с обороноспособностью дела обстоят.

Уселось нас в самолет четверо: я, Вы и еще два недалеких парня из безинтернетной зауральской деревушки. Полетели. Но то ли мы дебилы в большей степени, чем думали, то ли командование что-то не рассчитало, то ли так и надо было – мы падаем в Индийский океан, не долетев: бензин кончился.

Плюхнулись. Хорошо, водичка тепленькая, вот только скучно как-то и акульи плавники все ближе и ближе виднеются. О, остров пальмами призывно в голубое небо раскорячился – плывем туда. Доплыли. Необитаемый… Песочек беленький, солнышко пузико греет – вообще все отлично.

Но надо как-то обустраиваться на новом ПМЖ, ибо знаем точно – искать нас никто не будет, у отчизны таких, как мы, полно. Считаем активы: у меня есть водонепроницаемые электронные часы с калькулятором, у Вас есть пистолет (просто забыли эту железяку выкинуть), а у двух недалеких зауральских парней нет ни хрена.

На том основании, что Вы владелец пистолета, Вы заявляете, что именно Вы – власть, гарант конституции (которую тут же на пальмовом листе пишем), а кто не согласен, то патронов на всех хватит. Стреляет – не стреляет пистолет после купания в морской воде, никто не знает, но проверять что-то никому не хочется.

А так как калькулятор есть только у меня, то я заявляю, что буду эмиссионным центром нашего нового островного государства. Центробанком, если угодно. Что это такое, никто толком не знает, поэтому все согласны. Я тут же закрепляю за собой монопольное право на производство денег, то есть на нанесение некоторых цифирок и каракулей на оборванные пальмовые листы, а Вы, помахивая пистолетом, снисходительно это право подтверждаете.

Все, с признаками цивилизации и нормального современного общества как-то определились, надо продолжать обустраиваться дальше. Один недалекий парень идет ловить рыбу, другой лезет на пальму за кокосами. Я приступаю к производству денег, а Вы, положив пестик под голову, предаетесь неге и безделью.

Через какое-то время возвращаются парни с кокосами и рыбой. Вы тут же отбираете у них половину, обозвав это налогами, а я забираю вторую половину, вручив им пальмовые листочки с моими каракулями. Они, естественно, голодны и недовольны. Вы опять лезете за пистолетом, а я убедительно улыбаясь, предлагаю посетить мой магазин. В ассортименте кокосы и свежепойманная рыба высочайшего качества. Никакой химии и ГМО – все исключительно натуральное. Они согласны купить, но так как цена больше суммы, имеющейся у них на руках, то я охотно готов дать им денег в долг под 20% годовых.

Неискушенный читатель скажет, что мы с Вами беспредельщики, а зауральские парни дебилоиды, но это заявление можно сделать только от недалекого ума или по причине полной, неоперабельной олигофрении – это модель существования любого современного цивилизованного государства. Я – обеспечил экономику страны законным средством платежа, Вы – выступили гарантом законности и воспрепятствовали анархии, ну а зауральские парни – это народ, в чьих интересах это все, собственно говоря, и делается.

Но идем дальше. Утром, встав с помятыми боками, Вы делаете вывод, что спать на песочке не очень-то и комфортно. Народ устроился относительно нормально – мягких веточек себе наломал, у меня тоже все хорошо – я на свои же созданные из ничего деньги просто купил у них же приятный шалашик. Вы требуете построить такой же и Вам, но парни что-то не стремятся это требование исполнять и начинают ворчать. Вы уже собрались лезть за пистолетом, но я убеждаю Вас, что создавать революционную ситуацию не стоит, а можно просто оплатить им работу. На что охотно готов вручить Вам необходимое количество денег в кредит под смешную ставку, скажем 5% годовых. Что и исполнили, закрепив соответствующим образом на очередном пальмовом листе. В результате чего у Вас появилась резиденция, а у меня документально закрепленные денежные государственные обязательства.

Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается… Наши два аборигена уже раб
отают от заката до рассвета просто за еду, так как часть ими собранного/пойманного Вы изымаете в качестве налогов, часть я изымаю в качестве процентов по кредитам, а остальное я же просто обесцениваю, вливая в нашу островную экономику партии очередных, ничем не обеспеченных, пальмовых листьев с каракулями. Денег, то есть. А что делать? Мы же цивилизованное общество – по-другому никак. Зато и результаты налицо: у нас с Вами шикарные офисы-резиденции на северной стороне острова, замечательные бунгало на южной стороне, и даже правительственная трасса, их соединяющая. Капитализация страны прёт в гору. А народ… А что народ? Он есть…

И тут Вы решаете, что пришло самое время обзавестись военно-морским флотом. Никаких личных интересов – исключительно для повышения обороноспособности страны. Для чего берете у меня очередной кредит под 5%, который я легко рисую, ибо уже набил руку на каракулях, должным образом его закрепляем, и Вы отправляете наших бодрых аборигенов валить самую толстую пальму и делать из нее пирогу. Работу щедро оплачиваете, не забыв изъять основную часть денег обратно в виде налогов.

Время идет, работа кипит, экономика по прежнему прёт, ВВП зашкаливает. И тут, как всегда незаметно, подкрадывается дата возврата кредитов. У меня же часы не просто с калькулятором, там еще и календарик имеется. Я – к Вам. Вы говорите, что, мол, денег нет, надо подождать. Я ждать отказываюсь. Вы мне пестик в лицо тычете. Я делаю вид, что жутко страшно, согласен ждать, сколько надо, но при этом говорю, что в таком случае буду вынужден получить недополученное с народа – наших бодрых зауральских аборигенов: они же мне тоже денег должны.

Вы понимаете, что революция нафиг не нужна, и уже склонны к диалогу. Договариваемся. Так как денег у Вас действительно нет (и правильно, откуда они возьмутся – я же повторно их Вам еще не дал), я согласен взять имуществом. Вы, конечно же, заламываете немереную цену, думая, что я соскочу. А хрен там – я же сам себе деньги рисую, мне пофиг, сколько каракулей рисовать, и я легко соглашаюсь.

Итог:

– вся недвижимость острова моя;

– неизвестно работающий или нет пистолет – моя собственность, но находящаяся в Вашем распоряжении, как инструмент обеспечения законности и правопорядка;

– военно-морской флот острова тоже мой, но я готов по первому требованию дать Вам на нем покататься;

– часть собранных кокосов вместе с пойманной рыбой, на ближайшие лет 500, тоже мои.

Другими словами, в нашем островном государстве случился кризис. Причем я сам хожу по острову, 150 метров с севера на юг и 90 метров с запада на восток, громче всех ору и возмущаюсь. Но кризис есть кризис, ничего не поделаешь. Для преодоления его последствий я согласен выдать Вам еще кредит под те же 5% годовых, но на большую сумму; народу согласен зафиксировать начисленные проценты и переоформить их новым кредитным договором: пальм на нашем острове – не считано, а листьев у них – ну просто завались!

Если же упомянутая в начале война закончится и на наш остров случайно набредёт корабль, битком набитый юристами и экономистами, то они подтвердят обоснованность и законность всего вышеописанного (вопрос изначальной территориальной принадлежности острова умышленно опускаем), и мы будем радостно встречены всей прогрессивной международной общественностью и ООН.

Это, конечно, если на нашем острове нефть не найдут. Но это уже совсем другая история…

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*