Поиск по сайту:

» Гилберт Честертон. Почему человек живёт вечно?

07.06.2011 рубрика: История, культура и искусство

Гилберт Честертон. Почему человек живёт вечно?

Милостивый государь, – негодовал профессор, – разве вы не считаете криминалистику наукой?
– Я просто не уверен… – отвечал отец Браун. – А вы считаете наукой агиографию?
– Что это такое? – резко спросил профессор.
– Обычно ее путают с географией, – улыбаясь, сказал священник. – Но это – наука о праведниках, о святых. Видите, темный век попытался создать науку о хороших людях, наш же, гуманный и просвещенный, интересуется только людьми плохими.

Гилберт Честертон хорошо знаком читателям – но, как правило, его знают как автора детективных рассказов, главным героем которых был сыщик – отец Браун. У отца Брауна, кстати, был вполне реальный прототип. По историям об отце Брауне снимали фильмы и телесериалы во многих странах, в том числе, и в СССР, возможно, кто-то помнит эти замечательные экранизации.

Библия учит нас любить ближних, она также учит нас любить врагов; может быть, потому, что это обычно одни и те же люди.

В первых 48 рассказах действовал и свой злодей – преступник Фламбо. С течением времени ужасный злодей постепенно перевоспитывается, даже становится частным сыщиком. Это перевоплощение не случайно. Дело в том, что Гилберт Честертон был одним из крупнейших мыслителей 20 века, причем, религиозным мыслителем. Но настолько оригинальным, парадоксальным, даже эксцентричным, что его читают просто как блестящего писателя, эссеиста, литературоведа, публициста. Да и как можно поверить в то, что можно писать на тему веры и религии с таким потрясающим юмором? Именно с юмором, и сам Честертон заявлял, что «о том, хороша ли данная религия, надо судить по тому, можете ли Вы шутить на религиозные темы«.

Честертон все время сбивает с толку, выворачивает все шиворот-навыворот, встряхивает своего читателя немыслимыми парадоксами: «Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так«. Невозможно поверить, что религиозный философ смеет так написать: «Я не верю современным толкам о домашней скуке и о том, что женщина тупеет, если она только готовит пудинги и печет пироги. Только делает вещи! Большего не скажешь о Боге«.

Парадоксы у Честертона – смешные и человечные, поэтому его серьезные (не детективные) книги с удовольствием читают и люди, совершенно далекие от религии. Хотя честертоновский парадокс – не ради себя самого, это не парадокс ради парадокса, а это «истина, поставленная на голову, чтобы на нее обратили внимание«.

Что же это был за человек, способный написать вот такую проповедь (буквально – проповедь): «Должно быть, меня не поймут; но я бы прежде всего сказал моим слушателям, чтобы они не наслаждались собой. Я посоветовал бы им наслаждаться театром или танцами, устрицами и шампанским, гонками, коктейлями, джазом, ночными клубами, если им не дано наслаждаться чем-нибудь получше. Пусть наслаждаются многоженством и кражей, любыми гнусностями – чем угодно, только не собой. Люди способны к радости до тех пор, пока они воспринимают что-нибудь, кроме себя, и удивляются, и благодарят«.

Гилберт Кит Четертон

Честертон родился 29 мая 1874 года, умер 75 лет назад – 14 июня 1936 года. В детстве учился живописи, хотел стать артистом, выпустил сборник стихов, но стал зарабатывать фрилансом. Журналистика стала одной из основных сфер деятельности писателя: долгие десятилетия он вел персональные колонки в крупнейших лондонских изданиях («Каждый хочет, чтобы его информировали честно, беспристрастно, правдиво – и в полном соответствии с его взглядами«).

В журналистике Честертон тоже был на своем месте благодаря прекрасному знанию истории и глубокому пониманию общественных процессов: «Победа над варварами. Эксплуатация варваров. Союз с варварами. Победа варваров. Такова судьба империи«. Чуть ли не каждая фраза Честертона становилась афоризмом: «Заниматься политикой – все равно что сморкаться или писать невесте. Это надо делать самому, даже если не умеешь«. Многие мысли английского писателя звучат удивительно современно, даже злободневно: «Погоня за здоровьем всегда приводит к нездоровым вещам. Нельзя подчиняться природе, нельзя поклоняться – можно только радоваться«. Или – «Когда человечество уже не производит на свет счастливых людей, оно начинает производить оптимистов«.

(Когда-то Гилберт Честертон написал: «Дайте мне легкомысленную журналистику и я спасу Англию«. Через много лет эхом отозвался американский журналист, родившийся в Рязани – Александр Генис: «Дайте мне легкомысленного Гилберта и я спасу журналистику«).

В середине жизни Честертон переходит в католицизм, пишет свои знаменитые книги «Ортодоксия», «Вечный Человек», «Святой Франциск Ассизский». В то же время были написаны не менее знаменитые романы «Человек, который был Четвергом» и «Перелетный кабак». Честертон всю жизнь дружил с Гербертом Уэллсом и Бернардом Шоу. Много ездил по миру, выступая с лекциями («В Америке я прочитал не меньше девяноста лекций людям, не сделавшим мне ничего плохого«). Честертон был счастливо единожды женат. Он излучал радость и юмор, при этом тяжело болел. Огромный, толстый, неуклюжий, эксцентричный и в жизни, он часто служил предметом шуток, да и сам над собой любил пошутить.

Карикатура Честертона на самого себя (Фото:
Карикатура Честертона на самого себя (Фото: «Три акра и корова», enwikipedia.org)

Любимыми объектами философских исследований Честертона всегда был грубый материализм и линейная логика. Об экономических теориях он пишет: «История, сводящая к экономике и политику, и этику, – и примитивна, и неверна. Она смешивает необходимые условия существования с жизнью, а это совсем разные вещи. …Коровы безупречно верны экономическому принципу – они только и делают, что едят или ищут, где бы поесть. Именно поэтому двенадцатитомная история коров не слишком интересна«. О рационалистах и логиках: «Все очень просто: поэзия – в здравом уме, потому что она с легкостью плавает по безграничному океану; рационализм пытается пересечь океан и ограничить его. В результате – истощение ума, сродни физическому истощению. Принять все – радостная игра, понять все – чрезмерное напряжение. Поэту нужны только восторг и простор, чтобы ничто его не стесняло. Он хочет заглянуть в небеса. Логик стремится засунуть небеса в свою голову – и голова его лопается«. О безоговорочной вере в прогресс: «Большинство современных философов готовы пожертвовать счастьем ради прогресса, тогда как только в счастье и заключается смысл всякого прогресса. То, что мы называем «прогрессом», – это лишь сравнительная степень того, от чего не существует превосходной». И легенда имеет безусловное право на жизнь, потому что «легенду творит вся деревня – книгу пишет одинокий сумасшедший».

Гилберт Честертон (Фото: неизвестен, enwikipedia.org)
Гилберт Честертон (Фото: неизвестен, enwikipedia.org)

Детективные новеллы, серьезные романы-притчи, литературоведческие труды, журналистика и христианская апологетика – это наследие Гилберта Честертона, «принца парадоксов». Чтобы читать и понимать его книги – совершенно не нужно быть прилежным прихожанином какой-либо церкви. Главное впечатление от его книг – радость и удивление. То есть те чувства, которые испытывал он сам по отношению к жизни и к людям, к тому «человеческому роду, к которому принадлежат столь многие из моих читателей«…

О Честертоне можно писать бесконечно, но приходится завершать. Пусть даже получится опять по Честертону: «Если что-либо действительно стоит делать, стоит делать это и плохо«.

А Человек вечен, пока он мыслит, человек вечен, пока он ищет — пусть это уже и не совсем по Честертону. Человек вечен до тех пор, пока он радуется и удивляется жизни и миру, пока ему интересно еще что-то, кроме него самого – любимого или не очень.

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*