Поиск по сайту:

» Как при Союзе создавали гибрид обезьяны и человека

02.06.2011 рубрика: Общество и нравы

Как при Союзе создавали гибрид обезьяны и человека

Историк из Кембриджского университета Александр Эткинд предложил несколько объяснений того, почему советские власти довольно долго финансировали и всячески поддерживали биолога Илью Иванова, который пытался скрестить человека и обезьяну.

Ученый, еще в царской России сделавший себе имя на искусственной инсеминации скота с целью улучшения породы, а затем увлекшийся созданием межвидовых гибридов (зебры с ослом, зубра с коровой, крыс, мышей, кроликов и морских свинок в различных комбинациях), в 1924 году представил советской Академии наук проект создания гибрида человека и обезьяны, сообщает Фокус.

Получив 10 тысяч долларов, в начале 1926 года Иванов отправился в Африку через Париж. Руководство Пастеровского института, с энтузиазмом отнесшееся к интересному начинанию, разрешило ученому использовать центр исследования приматов в Гвинее (тогда бывшей частью Французской Западной Африки).

Прибыв на биостанцию, Иванов обнаружил, что содержавшиеся там обезьяны не достигли половой зрелости. Исследователь не стал учиться ловить обезьян у африканцев, а отправился обратно в Париж. Биолог упражнялся в Пастеровском институте, а заодно подрабатывал ассистентом у Сергея Воронова — хирурга, ставшего знаменитым благодаря разработанной им методике омоложения пожилых богатых клиентов путем имплантации в их мошонки фрагментов обезьяньих яичек.

Вместе с Вороновым Иванов сумел пересадить женский яичник обезьяне и оплодотворить ее человеческой спермой (плод был отторгнут на очень ранней стадии развития).

Иванов вернулся в Африку, где его ждала новая неудача. Три самки шимпанзе не смогли забеременеть от человеческой спермы, и ученый решил провести эксперимент на женщинах под видом медицинского обследования. Французскому губернатору эта идея не понравилась, и Иванов с двумя десятками шимпанзе вернулся в СССР, где продолжил работу в Сухумском питомнике.

Пять дам добровольно согласились вынашивать полуобезьян, но возникли проблемы с генетическим материалом — до Абхазии живыми доехали только четыре шимпанзе, и единственным взрослым самцом в питомнике оказался 26-летний орангутанг, который вскоре после начала экспериментов умер от кровоизлияния в мозг.

Прежде чем в питомник попали новые обезьяны, Иванов подвергся политической критике и был отправлен в пятилетнюю ссылку в Алма-Ату, где через год с небольшим умер от инсульта. Продолжать его дивные эксперименты никто не стал.

Александр Эткинд привел три причины, по которым советские власти разрешали опыты по скрещиванию человека с приматами.

Первая — атеистическая пропаганда: во время презентации проекта советскому правительству Иванов говорил, что гибрид человека и обезьяны докажет, что верна теория эволюции, а не догмат о божественном происхождении человека.

Вторая причина — евгеника: некоторые высокопоставленные покровители Иванова почему-то полагали, что полуобезьяна будет более трудолюбивой и приспособленной к жизни в коллективе, чем стопроцентный человек (в этом советские коммунисты ничем не отличались от немецких фашистов).

Третья причина — надежда на омоложение: лица, принимавшие решения в СССР, не могли не знать о сотрудничестве Иванова с Вороновым. Любопытно, что эксперименты последнего по трансплантации тканей, осмеянные еще при его жизни, нельзя назвать (полностью) шарлатанскими. Проведенные в 1990-х годах исследования показали, что имплантация чужеродных тканей в тестикулы могла оказывать положительное влияние на здоровье реципиентов: ткани приживались, потому что оказывались «по ту сторону» гемато-тестикулярного барьера.

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*