Поиск по сайту:

» Философия старой деревянной деревенской часовни

26.05.2011 рубрика: Работа, карьера и бизнес

Философия старой деревянной деревенской часовни

О Валааме знают если не все, то очень многие. А вот название карельской деревни Маньга, уверен, большинство из нас слышит впервые. Хотя мимо неё никак не проскочишь, когда идешь от Петрозаводска на Сортавала, откуда самый короткий – всего-то 42 км – водный путь по Ладожскому озеру к Валаамскому архипелагу и, соответственно, Спасо-Преображенскому монастырю.

45 км на юг по автодороге М18 «Кола» Санкт-Петербург – Мурманск, чтобы уже в поселке Пряжа, административном центре одноименного национального района, свернуть направо, на юго-запад. Ещё 12 км по региональной трассе Р21, и вот она, Маньга. Небольшая карельская деревня, вытянутая негустым штрих-пунктиром жилых и хозяйственных построек по обе стороны от полосы дорожного створа.

Справа, с северо-востока, единственную деревенскую улицу подпирает крутой холм. Слева, в разрывах между украшенными резными наличниками по преимуществу двухэтажными домами, просматриваются огороды и топкая пойма реки Маньги. На самом выезде из деревни, перед мостом, дорога делает крутой, почти под 90 градусов, поворот. Так что перед тем, как окончательно попрощаться с Маньгой, нелишним будет сбросить скорость. Но даже с учетом этого замедления две-три минуты вполне достаточно, чтобы проскочить всю деревню. От первого до последнего дома.

Несколько минут. И всё. Прощай, Маньга! Только стоящая на высоком холме часовня Рождества Богородицы ещё какое-то время будет осенять своим крестом удаляющуюся в сторону Крошнозера машину. Она же на обратном пути первой её и встретит.

Насколько талантливыми были наши предки! Не имея за душой никаких дипломов о высшем строительном образовании, могли так гениально выбрать место установки будущей часовни, что она на века становилась и архитектурной доминантой населенного пункта, и его подлинным украшением.

Так что если есть какая минутка, не надо жалеть потраченного времени. Не просто притормозите на крутом повороте у моста через Маньгу. Остановитесь. Выйдите из машины. И поднимитесь по крутому косогору на самый верх холма. Туда, где стоит небольшая, чуть больше 14-и метров в длину и почти 6,5 м – в ширину, и, на первый взгляд, казалось бы, самая заурядная часовенка.

Но эта простота и безыскусность – обманчивы. За ними – целая жизненная философия наших предков.

Трехчастный сруб. Восьмерик шатровой звонницы... (Фото: И. Монаков, личный архив)
Трехчастный сруб. Восьмерик шатровой звонницы… (Фото: И. Монаков, личный архив)

Правда, чтобы понять её нужно время. Малая толика. Совсем немного. Столько, сколько достаточно для того, чтобы всмотреться в этот трехчастный сруб, состоящий из более высокой, увенчанной главкой собственно часовни и примыкающих к ней с запада трапезной и сеней, в которые с севера и юга ведут два одномаршевых крытых крыльца. Увидеть не только восьмерик шатровой звонницы, возвышающийся над сенями, но и богатое декоративное убранство всего сооружения.

Те же полицы шатра, прорезанные на концах по форме круга. Причелины, украшенные контурной и выемчатой резьбой. Верхние косяки окон молельни, вырезанные в виде лучковых арок. Установленный над прикрывающим верхний (коньковый) стык кровельных тесин шеломом сеней и трапезной гребень со сквозной резьбой в виде чередующихся треугольников. Плоские балясины в ограждении звонницы, имеющие и сквозную, и контурную резьбу…

Весь этот резной декор создает неповторимую игру света и тени, своеобразную монохромную иллюминацию на фоне постоянно меняющегося неба. Глядя на которую, начинаешь понимать, что жизнь состоит не из одних праздников, но и из самых обычных будней. Без которых – никуда. Потехе, в том числе и часовенному престольному празднику, – всего-навсего час. А делу – всё остальное время.

Наша жизнь, как игра света и тени от сквозной резьбы балясин, полиц, гребня. Постоянно течет. Меняется. За дождем обязательно будет солнышко. За морозом – оттепель. А весну сменит лето, за которым, в своё время, придет осень.

Две вертикали часовни – луковица и звонница – вытянуты вверх, к солнышку. Как и всё то, что посажено в скудную подзолистую лесную почву карельским земледельцем. И само оно, дарующее жизнь всему вокруг, не только где-то там, недосягаемо высоко в небе, но и вот – рядом. В форме вырезанных солярных кругов на концах полиц шатра. Как символ неиссякаемого источника тепла, энергии и плодородия.

Два крыльца. Двойные воротнички полиц звонницы... (Фото: И. Монаков, личный архив)
Два крыльца. Двойные воротнички полиц звонницы… (Фото: И. Монаков, личный архив)

Один из интересных композиционных элементов, привлекающих внимание постороннего зрителя при первом же осмотре маньгской часовни, – мотив сдвоенности. Двускатную крышу храмовой части дублирует расположенная чуть ниже по уровню аналогичная конструкция над трапезной и сенями. Двойные воротнички полиц украшают звонницу. Органичную пару составляют окна в стенах собственно часовни и трапезной. В сени можно попасть по одному из двух крытых крылечек, расположенных с северной и южной стороны здания симметрично главной его оси.

И эта композиционная повторяемость самых разных конструктивных элементов часовни – как символ нашей жизни. Которая, хотя и течет, постоянно изменяя всё вокруг, в том числе и нас самих, но время от времени возвращается на круги свои. За осенью и зимой, обязательно будет новая весна. И придет время пахать. И бросать во вспаханное семена уже нового урожая. Чтобы осенью – убрать его. Так же, как год тому назад. Или два. Или три. А впереди будет новая весна. Новое лето. И осень. И даст Господь – не одна.

И так всю жизнь. Постоянно меняющуюся и, время от времени, повторяющуюся. У многих поколений, которые успели смениться в Маньге за то долгое время, что стоит на высоком холме, вознесясь над деревней, часовня Рождества Богородицы.

Четвертый век стоит, между прочим. Её изображение приведено в третьем томе «Полного географического описания нашего Отечества». Настольной и дорожной книге для русских людей, изданной в 1899-1914 гг. под общим руководством вице-председателя Императорского Русского Географического Общества Петра Петровича Семенова-Тян-Шаньского и председателя отделения этнографии этого же Общества, профессора Ламанского Владимира Ивановича.

А построена маньгская часовня во второй половине XVIII века. В 70-х годах прошлого столетия её бережно, не изменив первоначального облика, отреставрировали. Вот и стоит она сегодня, точно такая же, как и много веков тому назад.

Правда, иконы «Знамение» и «Никола», когда-то служившие украшением часовни, нынче довольно далеко от Маньги. Чтобы их увидеть, надо попасть в Государственный Русский Музей. Но это – совсем не повод срочно поворачивать обратно, к Пряже. Чтобы вернувшись на федеральную трассу М18 «Кола», продолжить по ней свой путь дальше на юг, в Санкт-Петербург.

Не надо торопиться. Никуда Русский Музей не убежит. Постойте у маньгской часовни ещё немного. Она многое может рассказать заинтересованному слушателю. Например, о том, какие традиционные строительные приемы использовали при возведении деревянных зданий наши предки.

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*