Поиск по сайту:

» Что стоит за кадрами сказки «Три Толстяка»?

11.05.2011 рубрика: Кино и фильмы

Что стоит за кадрами сказки «Три Толстяка»?

«Многое из того, что читает писатель, навсегда западает в его память. Более того – потом отражается в его творчестве, конечно, трансформируясь. Это ни в коей мере не является плагиатом, а каким-то своим особенным трансформированием темы. Она волновала автора прочитанной книги, потом взволновала писателя, который прочел эту книгу. Рано или поздно он, трансформировав тему, создает свое произведение. Олеша раскрыл передо мной повесть Герберта Уэллса «Чудесное посещение». Первая глава называлась «Ночь странной птицы». Потом взял с полки книгу «Три толстяка» и показал в ней седьмую главу – «Ночь странной куклы».
Отнюдь не только образ куклы Суок сделал сказку Олеши безумно популярной и оригинальной.
Во-первых, «Три Толстяка», по сути, первая сказка, стержнем которой является тема революции. Сами толстяки – жирные и бездушные – как будто сошли с карикатур «Окон РОСТА» или поэм Маяковского.

С. Аксёненко «Тоталитаризм и авторитаризм»:
«…Ю. Олеша дал классическое описание современной олигархии, ведь Толстяки управляют страной прежде всего в силу своего финансового могущества:
«– Ты забыл, с кем хочешь воевать. Мы, Три Толстяка, сильны и могущественны. Все принадлежит нам. Я, Первый Толстяк, владею всем хлебом, который родит наша земля. Второму Толстяку принадлежит весь уголь, а Третий скупил все железо. Мы богаче всех! Самый богатый человек в стране беднее нас в сто раз. За наше золото мы можем купить все, что хотим!». (в пьесе, написанной Олешей позже, Толстяки еще более конкретизируются – они носят имена «Генерал, Мельник и Кардинал» отражая три ветви власти – военную, гражданскую и церковную – С.К.).
Толстяки, пользуясь своим богатством, формируют подчиненное им правительство. Однако и эта идеальная олигархия должна смениться авторитарным правлением, установлением монархии, ведь у трех Толстяков один наследник – Тутти».

Толстяки бездетны, поэтому они крадут мальчика и стремятся всеми силами лишить его души – растят в окружении зверей и кукол, убеждают, что у него железное сердце.

 (Фото: В. Горяев, скрин из книги)

В первом поражении восставшего народа можно усмотреть параллели с революцией 1905 г., в переходе солдат на сторону восставших – реалии февральской революции 1917 г., а в попытке богачей удрать на кораблях – одесские сцены 1920 г.
Да и, по сути, в сказке нет ничего откровенно волшебного. Олеша так и пишет: «Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле». Место волшебника здесь занимает ученый – так называемый, представитель сочувствующей интеллигенции, доктор Гаспар. Всё «волшебное» в этой сказке – всего лишь фокус, подмена – и «железное сердце» наследника Тутти, и кукла – копия настоящей сестры Тутти – Суок, и продавец шаров, «превращенный» в торт.

В сказке мы то тут, то там сталкиваемся с личными впечатлениями писателя. Во многих чертах города Трех Толстяков (фонари, огромные часы, где прячется Суок, разрушенная башня) Олеша отобразил любимую Одессу. Среди литературных влияний, кроме упомянутого Гофмана, мы встречаем и «93-й год» В. Гюго, и «Холодное сердце» В. Гауфа, и «Голема» Г. Майринка.

Экзотические имена персонажей тоже не случайны. Оружейник Просперо носит имя волшебника из «Бури» Шекспира, экономка доктора тетушка Ганимед – имя прислужника-виночерпия при олимпийских богах. А вот капитан Бонавентура носит имя средневекового церковного философа, видимо, просто ради смеха.
В итоге, несмотря на, казалось бы, серьезную революционную тему, сказка зазвучала легко, красочно, карнавально.

В сказке, в не меньшей степени, чем в «Зависти», проявилось одно из главных достоинств прозы Олеши – умение облекать образы в изысканные и вместе с тем меткие метафоры. В результате обычное обретает неожиданность для читателя – и он смотрит, чувствует, обоняет, изображаемое автором, как в первый раз. Несмотря на то, что подобная «сочность» восприятия присуща в основном детству, только во взрослом возрасте можно полноценно оценить роскошный стиль этой сказки (в детстве всё-таки больше увлекает динамика и извивы сюжета). Вот несколько образчиков стиля Олеши навскидку:

«Влетая в кондитерскую, продавец почувствовал в одно и то же время ужас и восторг. Так, вероятно, ужасается и восторгается оса, летящая на торт, выставленный на окне беззаботной хозяйкой». (Фото: М. Добужинский, скрин из книги)

«…трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости»

«У капитана Бонавентуры был страшный голос. Если скрипка вызывала зубную боль, то от этого голоса получалось ощущение выбитого зуба».

«Тогда ветер занялся звёздами. Он то задувал их, то катил, то проваливал за чёрные треугольники крыш. Когда эта игра надоела, он выдумал тучи. Но тучи развалились, как башни. Тут ветер сразу стал холодным: он похолодел от злости».

«У одного из них под глазом темнел синяк в форме некрасивой розы или красивой лягушки».

«Пары вертелись. Их было так много и они так потели, что можно было подумать: варится какой-то пёстрый и, должно быть, невкусный суп».

Талант чувствовать мир открыто, откровенно и неординарно не покинул писателя и в старости. Даже в своей последней пессимистической дневниковой записи он остался великим художником:

«Нет ничего – ни дружбы, ни любви… Есть только возможность поднять с земли в тени огромного дерева зеленый шар, который я увидел впервые в жизни. Кто ты, зеленый шар?»

«Толстяки» на сцене и экране

Из печати сказка Олеши почти сразу шагнула на сцену. В 1930 г. во МХАТе состоялась премьера спектакля по «Трем Толстякам», а в 1935 г. уже в Большом театре по мотивам сказки был поставлен балет. В 1956 г. «Три Толстяка» стали оперой, ну а в 1963 г. В. и 3. Брумберг сняли по сказке рисованный мультфильм, близкий по сюжету к книге. Сценарий мультфильма начинал писать сам Олеша, но доделать его так и не смог, за него это сделал В. Шкловский (последний муж той самой Симы Суок).

Фильм снимали в Петергофе под Ленинградом (в частности дворецом Трех толстяков послужили огромные Императорские конюшни). (Фото: Кадр из к/ф
Фильм снимали в Петергофе под Ленинградом (в частности дворецом Трех толстяков послужили огромные Императорские конюшни). (Фото: Кадр из к/ф «Три Толстяка», скрин)

Однако, настоящее второе рождение сказка получила в 1966 году, когда режиссер Алексей Баталов снял свой знаменитый фильм, на котором выросло не одно поколение советских детей.
Мечту сделать постановку по «Трем Толстякам» Баталов лелеял еще в юности, когда работал в Художественном театре. После ухода из театра он мечту не оставил, но теперь решил снять фильм. Он его не только снял, но и сам снялся в образе гимнаста Тибула, для чего Баталову пришлось действительно стать… канатоходцем! Вся причина заключалась в том, что комбинированные съемки для цветного фильма тогда делали из рук вон плохо.

А. Баталов:
«К монтажу подготовили кадры с нами, это был позор! Кирпичные лица, синие ноги. А ведь это центральная сцена, весь сюжет на ней завязан. Я был очень молод и пошел на риск. В здравом уме такого, конечно, сделать было нельзя. Больше года я учился ходить по проволоке. И научился! В кадре, где я выхожу с чердака на канат над площадью видно, что страховки нет».

Кадры из к/ф
Кадры из к/ф «Три Толстяка» (Фото: Кадры из к/ф «Три Толстяка», скрин)

На роль Суок была выбрана литовская девочка Лина Бракните, и ей тоже пришлось изрядно попотеть, осваивая цирковую акробатику и жонглирование. Благо, под рукой всегда была наставница – жена Баталова и по совместительству цирковая актриса. Однако, на цирковой подготовке трудности не закончились. Так как муляж куклы вышел не очень похожим на актрису, то в большинстве сцен Лине пришлось играть и за куклу. Самым тяжелым было сохранять немигающий взгляд, для чего бедной девочке наклеивали на веки специальную пленку.
Пришлось ей повозится и с… тигром! Ведь, если в книге хищника вел оружейник Просперо, то в фильме эту неблагодарную роль отвели Суок. Девочка с тигром на поводке, конечно, смотрелась очень эффектно.

Лина Бракните:
«В эпизоде, когда я, спасая заключенных из клеток в зверинце, сталкиваюсь с тигром, я повернулась к тигру спиной. Меня не предупредили, что этого делать нельзя. И вдруг чувствую – на плечи легли огромные тяжелые лапы. От страха я не поняла, как взлетела наверх по решетке. Полчаса отходила. Но пришлось снова входить в клетку, снимать еще дубли».

Единственное с чем не до конца справилась юная актриса была озвучка, поэтому в некоторых сценах Суок заговорила голосом… Алисы Фрейндлих.

В то время, как Баталов и Бракните изводили себя тренировками, актерам, исполнявшим роль Трех Толстяков (Христофоров, Моргунов и Кулагин), напротив, было велено срочно потолстеть. Нужных объемов они так и не набрали, поэтому для них сшили специальные утолщенные костюмы.

Кадры из м/ф
Кадры из м/ф «Разлученные» 1980 г. (Фото: Кадры из м/ф «Разлученные» 1980 г., скрин)

Сюжет фильма был заметно изменен. Был введен образ жестокого и циничного генерала Караска – по сути дела, реального правителя города. Именно он ломает куклу Тутти и стреляет в самого наследника, после чего тот произносит – «Смотрите, это кровь… Оно не железное, оно настоящее!» (одна из самых ярких сцен фильма, отсутствующих в первоисточнике).
В результате фильм стал более прямолинейным, трагические нотки были усилены, приключенческая и социальная канва углублены. А вот гофмановская атмосфера (она чуточку проскальзывает в сцене, где Суок ночью свистит на ключе) вместе с сочными метафоричным языком практически исчезли.

Зато гофмановская жуть в полную силу развернулась в м/ф «Разлученные», снятом по мотивам сказки в 1980 г. режиссером Н. Серебряковым. Мир Толстяков, мир, окружающий наследника Тутти, представлен здесь в виде ужасных полукукол-полумеханизмов и вызывает явный мистический ужас. Я думаю, что у детей подобный арт-хаус вызывал странные чувства. Впрочем, песенку «Живи в волшебном ящичке» в исполнении М. Боярского запомнили многие.

Насколько же неисчерпаемой на интерпретации может быть детская (а может не совсем детская?) сказка!

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*