Поиск по сайту:

» Заполярный Норильск: никель, медь и золото-люди

26.10.2010 рубрика: Общество и нравы

Заполярный Норильск: никель, медь и золото-люди

В заснеженном городе на Крайнем Севере нашего корреспондента ждали удивительные открытия.

Чем заполярный город на Таймыре похож на Санкт-Петербург? Как живет сегодня город Норильск, самый северный город России, где морозы 10 месяцев в году и зашкаливают за минус 50? Почему люди приезжают сюда и остаются? Что они находят на «Норильском никеле» и почему до пенсии не хотят никуда уезжать?

Об этом и многом другом — в зарисовках нашего корреспондента из Норильска.

ПОДАРОК НЕБЕС

Как только я приехала в Норильск, меня спросили, что бы я хотела здесь посмотреть. Я призналась, что моя большая мечта — увидеть северное сияние. Гостеприимные норильчане, испытывающие неловкость, что вынуждены отказать гостю, вздохнули: «К сожалению, в это время северного сияния еще не бывает».

Ну нет, так нет. И вот поздним вечером в день моего приезда в Норильск зазвонил мой мобильник. Я услышала: «Взгляните на небо!» Я посмотрела и глазам не поверила: это было оно — северное сияние! Небо переливалось зелеными сполохами, они то растворялись, превращаясь в белесые туманности, то вновь ярко обозначались, перерезая все небо от края до края.

Вот так исполняются мечты. Норильчане, оказавшиеся в этот поздний час на улице, тоже звонили своим друзьям, чтобы те выглянули в окно.

«Вот, «включили» вам по заказу северное сияние», — смеялись мои новые норильские знакомые.

ТРОПИЧЕСКОЕ ЗАПОЛЯРЬЕ

Собираясь в Норильск, где уже сейчас минус 20, я взяла самые теплые свитера. Каково же было мое удивление, когда в каждом доме, офисе, кафе, любом помещении, в которых я побывала за норильскую командировку, я встречала людей в легкой одежде, а девушек — вообще в летних платьях без рукавов. В Норильске везде, кроме улицы, где порой доходит почти до минус 60 и налетает ветер со скоростью 30 м в секунду, сбивая с ног, очень тепло. Хотя дома стоят на вечной мерзлоте — сто метров льда под ними! В Норильске, как в тропиках, сравнила я, а потом про тропики мне подтвердили в местном музее: когда-то, миллионы лет назад, на этом месте действительно были тропики (дивны дела твои, природа) и гуляли по ним мамонты, бесчисленные стада громадин, чей зуб равен 45-му размеру обуви (эти зубки мне показали в музее). На Таймыре до сих пор находят бивни мамонтов и делают из них сувениры и брошки, которые можно купить в Норильске. Они недешевые, ну так и мамонты — это же не хомячки, продающиеся в любом зоомагазине.

И еще о тепле. Остановки транспорта здесь — это не просто привычные нам открытые стальные конструкции со скамейкой, а теплые капитальные сооружения с дверями-окнами. Когда я услышала от одного норильчанина, что однажды из-за пурги транспорт не ходил, видимость ноль, и он ночевал на остановке при минус 50, я подумала, что он шутит. Но оказалось, что на норильских остановках можно жить. «Норильский никель» закупил для города морозоустойчивые автобусы радостного желтого цвета. Автобусы в Норильске ходят в любую погоду.

В арках домов, где во время порывов ветра сбивает с ног (дома строились квадратами, чтобы защитить дворы, поэтому проход во дворы через арки), даже установлены поручни.

В ноябре — январе в Норильске полярная ночь, темень, в мае — июле полярный день, солнце круглые сутки. И то, и другое тяжело для человека. Вопрос, на который в другом месте покрутили бы у виска: сейчас день или ночь? — в Норильске вполне рядовой.

Зато такси приезжает в течение пары минут, в любую погоду, и поездка по городу стоит рублей 50.

Зато в Норильске настолько роскошный роддом, хоть специально приезжай сюда рожать с «материка» (так здесь именуют всю остальную Россию). В Норильске великолепная медицина, научные школы и успешнейшие практики, высокопрофессиональные консультации.

ДОМОЙ, К МОРЮ

Норильск по архитектуре удивительно похож на Санкт-Петербург. Его строили ленинградские архитекторы, которые старались воплотить в заполярном городе черты родного города. Получилось. Если Питер еще в XVIII веке стали называть Северной Пальмирой, то Норильск именуют Заполярной Пальмирой.

Квартиру в Норильске можно купить за 10 — 15 тысяч долларов, и потому 25-летние молодые специалисты, у которых зарплаты приличные, решают жилищный вопрос очень быстро. Причем, что примечательно, не только в Норильске, но и на «материке», в лучшей его части, в красивом Подмосковье или в благодатном Краснодарском крае, у моря, в Анапе. Есть такая замечательная возможность у лучших специалистов «Норникеля», и не только у молодых специалистов с высшим образованием, но и у высококвалифицированных рабочих. 50% стоимости жилья на «материке» погашает «Норникель», а 50% выплачивает работник в течение 10 лет.

— Причем это жилье не в проекте, а уже готовое, с отделкой, — рассказал мне о программе замдиректора Заполярного филиала «Норильского никеля» Олег Курилов. — В квартире уже могут жить семья работника или его родители или он может ее сдавать, и тогда жилье в хорошем месте обойдется человеку совсем дешево. И не нужно строить, брать кредит в банке, выплачивать проценты, ждать, беспокоиться, жилье на «материке» есть. Только поработай 10 лет.

«Норникелю» программа обеспечения жильем своих работников в Подмосковье и Краснодарском крае обойдется в 4 млрд. рублей.

А еще в Норильске легко сделать карьеру — здесь полно молодежи, которые в 30 лет занимают руководящие должности от мастеров бригад до руководителей производств.

Вот, например, наш собеседник Олег Курилов, один из руководителей Заполярного филиала «Норникеля». Приехал с родителями в Норильск в 11 лет. После школы работал машинистом крана на никелевом заводе, 11 лет в обжиговом цехе, очень непростое место работы. Глядя на этого высокого, красивого, с роскошной улыбкой мужчину, больше похожего на голливудскую звезду, чем на жителя тяжелого региона, понимаешь, что значит заполярная закалка. Работая в обжиговом цехе, Олег Геннадьевич заочно окончил в Москве юридическую академию.

4 года работал юристом в правовом управлении Заполярного филиала «Норникеля», затем — в управлении по персоналу, последние два года — заместителем директора Заполярного филиала «Норильского никеля» по персоналу и социальной политике. Успешный топ-менеджер одного из самых успешных предприятий России.

Замечательная судьба. Ну и кто после этого посмеет сказать, что Норильск — глухомань, полярная жуть и бесперспективье? Все ровно наоборот.

— Знаете, чем хорош Норильск? — спросил меня Олег Геннадьевич. — Такого отношения между людьми не найти нигде. Можно жить в более комфортном городе, любоваться цветами, бабочками, греться на солнце, но такого теплого человеческого общения не будет. Здесь очень суровые условия жизни, и люди компенсируют недостаток природного тепла теплотой отношений. Если человек дал вам слово — он выполнит обещание, чего бы это ни стоило. Люди здесь всегда оставались людьми, даже в страшные времена. Потому и выжили, потому и жив город Норильск.

НОРИЛЬЛАГ, ЗАПОЛЯРНЫЙ ГУЛАГ

Страшные времена Норильск помнит. Здесь в 30-х прошлого века был Норильлаг, самый жуткий «филиал» жуткого ГУЛАГа.

Первые заключенные в середине 30-х прошлого века, когда на страну обрушились сталинские репрессии, шли в Норильлаг пешком, по страшному морозу, десятки километров. Причем сажали в страшный Норильлаг политических заключенных, то есть невиновных. Ученых, врачей, писателей, актеров, учителей, инженеров, мужчин и женщин со всего СССР. Потом к ним добавили пленных офицеров — поляков, латвийцев, литовцев, эстонцев. Заключенные строили никелевый комбинат и город. Через Норильлаг с 1935 по 1956 год прошли не меньше 400 тысяч узников.

Работали по 12 часов киркой и лопатой. Мерзли в деревянных, продуваемых заполярными ветрами бараках. И, глядя на северное сияние, отчаянно мечтали о свободе. И умирали, не дождавшись….

Здесь же, у горы Шмидта, было кладбище, где хоронили заключенных. В начале 90-х на месте захоронений возвели мемориал «Норильская Голгофа». Находиться в этом месте страшно и больно. Стоишь у горы, которая была точно такой же, когда у ее подножия страдали узники, и точно так же дул ледяной ветер, смотришь на унылый пейзаж старого города, где уже не живут люди, но остались строения, возведенные буквально на костях, и думаешь о дикой нашей истории, и ужас, а не только холод, пробирает до костей. Мемориал — это огромные ворота в гору, забитые гвоздями, в створках с прорехами угадывается человеческие фигуры. Рядом останки бараков, часовня… «Мир праху, честь имени, вечная память и скорбь о прошедших ГУЛАГ. Жертвам политических репрессий, узникам Норильлага с покаянием», — написано здесь.

Недавно здесь побывал Владимир Путин, возложил цветы, говорил с пришедшими сюда стариками, которые чудом выжили в Норильлаге. И дожили до преклонных лет. «Такое не забывается», — произнес Путин. А потом, на встрече с руководством предприятий «Норникеля», премьер сказал, что здесь построено нужное для страны производство, «но какой ценой».

ФОТОГРАФЫ СМОКТУНОВСКИЙ И ЖЖЕНОВ

Актер Георгий Жженов после заключения на Колыме был сослан в Норильск. Играл в местном театре. Увлекался фотографией. Жженов первым в Норильске освоил цветную фотографию. Снимал своих норильских знакомых, и несколько фотографий сохранилось до сегодняшнего дня. Люди на них улыбаются, иронично поглядывая на фотографа, не представляя, что позируют будущему великому артисту.

А Иннокентий Смоктуновский, тогда еще бывший Смоктуновичем, сам себя «сослал» в Норильск на четыре года. Он рассказывал потом: «Поехал в Норильск потому, что дальше него меня, бывшего военнопленного, никуда не могли сослать — разве что на Северный полюс. Вот я и решил затеряться в Норильске, девятом круге сталинского ада, среди ссыльных и лагерей».

Георгий Жженов вспоминал: «Я встретил Смоктуновского в 1948 году, и, несмотря на то что был старше его на 12 лет, у нас сложились добрые отношения. Я видел его способности. В театре платили гроши, и Кеша очень нуждался. Я ему посоветовал научиться снимать и одолжил деньги на фотоаппарат. Вскоре Кеша не только отдал мне долг, но и приоделся. Я ему и посоветовал: я-то зек, а он вольняшка, и ни к чему ему здесь время зря тратить, дам ему рекомендацию к Аркадию Райкину, с которым учился до войны в Ленинграде, и пусть уезжает из Норильска. Он уехал».

МОРЖИ СВЯЩЕННОГО ОЗЕРА

Самых веселых норильчан я обнаружила на озере Долгом, что находится между предприятиями и городом. Когда-то норильчане гуляли у берегов, катались тут на катамаранах и лодках, но постепенно оно стало использоваться в системе водооборота ТЭЦ. Но местные энтузиасты хотят возродить Долгое. Взялась за это замечательная Наташа Федянина из медиа-холдинга «Северный город». 5 лет назад она приехала из Смоленска, в Норильске родился ее второй ребенок. Наташа — одна из авторов и организаторов интереснейших проектов: например, фотовыставки под землей, в руднике, где ее могли посмотреть горняки. Или, например, уникальной выставки изделий из цветного стекла «Северная рыба» в стилистике таймырских легенд — о заполярных рыбах, которые очень ценятся на «материке» (муксун, чир, корюшка и многие другие, их все везут из Норильска). Наташа показала мне альбом проектов по обустройству озера Долгое. Финансировать возрождение озера будет Заполярный филиал «Норникеля», работы уже начались.

На озеро Долгое меня привел журналист газеты «Заполярный вестник» Сергей Могловец, коренной норильчанин. Его отец прошел Норильлаг, выжил и остался в Норильске.

Сергей — член клуба «Моржи Таймыра». Эти люди купаются в ледяной воде при температуре минус 50! Совершенно нереальное зрелище. Причем отчаянных моржей не двое и даже не пять, их две сотни! Горняки, металлурги, водители, преподаватели, очень много врачей. «Моржи Таймыра» принимали участие в чемпионате мира по зимнему плаванию в Финляндии и победили, ясное дело. Ну кто главные моржи мира, как не норильчане, в самом деле?

Руководит норильскими моржами 64-летний машинист тепловоза Геннадий Иванович Аксенов.

— Озеро Долгое в переводе с долганского (местная народность. — Авт.) — озеро Священное, оно силу дает и все плохое смывает, — рассказывает Геннадий Иванович. Он только что поплавал в ледяном озере, и я, глядя на него, тщательнее укутываюсь в теплое пальто и натягиваю на нос шарф. — А вы что же, и не окунетесь? — расстроенно смотрит он на меня. — У нас тут купаются люди от 1 годика до 70 лет. Ну как же так, приехать в такую даль и не окунуться! — сокрушается, уговаривая меня, руководитель «Моржей Таймыра».

Нет, я не смогла, но эти энергичные, безрассудные и смелые норильчане — в самом деле совершенно удивительный народ!

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

ОАО «ГМК «Норильский никель» является крупнейшим в мире производителем никеля (22% мирового производства) и палладия (38%), одним из основных мировых производителей меди и платины. Причем на «Норникеле» полный цикл производства: поиск, геологоразведка полезных ископаемых, добыча руд, обогащение и переработка полезных ископаемых, металлургия, реализация цветных и драгоценных металлов. Продукция «Норникеля» поставляется в 20 стран мира.

Кстати, изделия из норильских платины и палладия невероятной красоты можно купить в ювелирных Норильска (делают драгоценности в Красноярске).

На Таймыре в группе компаний «Норильский никель» работают около 55 тысяч человек. В Заполярном филиале «Норникеля» — 23,5 тысячи человек, главные профессии — горняки и металлурги. Средняя зарплата на Заполярном филиале «Норникеля» — 61 тысяча рублей. Отпуск работников (с учетом северных добавок) составляет 52 дня, а на некоторых производствах «Норникеля» ежегодный оплачиваемый отпуск достигает 90 дней (причем это инициатива самого «Норникеля»).

Раз в два года работнику «Норникеля» и членам его семьи оплачивается билет к месту отпуска. За 42-дневную путевку ребенка на море родители платят 7 тысяч рублей, за 60-дневную — 9 тысяч. У «Норникеля» один из лучших санаториев Сочи — «Заполярье». Кроме Сочи, норильчане могут отдыхать за границей: за двухнедельную путевку в Болгарию на море с трехразовым питанием платят символичные 1500 рублей, две недели в Испании на море летом с перелетом стоят для норникелевцев 13 тысяч рублей.

1,3 млрд. рублей потратил в этом году «Норильский никель» на оздоровление своих норильских работников. В целом на социальные программы — около 3 млрд. рублей.

Норильчане — большие путешественники. В свой долгий отпуск они стараются объездить как можно больше мест. Выезжают в отпуска вместе со всей свой домашней живностью — хомячками, собаками, кошками. Рассказывают, встречают земляков в самых экзотических местах — Бали, Африке. Благо авиабилеты стали доступнее: «Норникель» организовал собственную авиакомпанию «Норд Стар». И норильчане полетели путешествовать.

ЗАБАВНЫЙ ФАКТ

Оленевод Потанин

В начале прошлого века, когда еще не было не то что «Норильского никеля», но даже крошечного поселения на месте будущего Норильска, а лишь бескрайняя тундра и озера, сюда приводил пасти оленей мужественный оленевод. Он даже построил на месте будущего Норильска избу, где отдыхал, пока в недолгое летнее тепло его олени щипали зелень в тундре. Оленевод, первый норильчанин, носил фамилию Потанин. Шли, как говорится, годы. И теперь однофамилец оленевода Владимир Потанин, глава «Интерроса», владеет серьезным пакетом акций «Норильского никеля».

История подчас бывает большой юмористкой.

Автор Лариса Викторова

Общество и нравы

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*