Поиск по сайту:

» Историки: Сталин симпатизировал Гитлеру

03.09.2010 рубрика: Фото

КАТЕРИНА АЗАРОВА, RT: Архивы стран почти всегда вызывают большой интерес. Факты и секреты, запрятанные внутри, манят как ученых-историков, так и любителей теорий заговоров. Российский государственный архив, вероятно, является одним из самых интересных в мире. Чтобы узнать, что хранится в архивах, я поговорила с директором Государственного Архива РФ Сергеем Мироненко.

Близится годовщина Второй мировой войны. Как Вы считаете, оправдано ли мнение некоторых людей о том, что если раскрыть больший доступ к архиву или рассекретить какие-то документы, которые относятся к периоду Второй мировой войны, можно будет положить конец спорам о том, кто, все-таки, виноват, на чьей стороне правда, и так далее, могло ли что-то пойти иначе?

СЕРГЕЙ МИРОНЕНКО, директор Государственного Архива РФ:
Здесь, конечно, два вопроса. Первое, я глубоко убежден, что чем больше открыто документов, тем более, которые относятся уже к более чем полувековой истории, тем, конечно, история полнее, яснее и отчетливее отвечает на поставленный вопрос.

Теперь второй вопрос. Окончатся ли споры. Нет. К сожалению, существует группа людей, которые вопреки очевидным фактам будет верить в свое. Но это уже дело не научного знания, а дело веры.

Если мы говорим о научном знании, то, конечно, для того, чтобы твердо знать о каком-то событии, надо иметь всю полноту исторических источников.

— Советские войска сыграли ключевую роль в победе над нацистской Германией. Насколько в этом за это на себя может взять ответственность сталинский период и его влияние?

— Ну, ответственность за Победу брать, по-моему, не стоит. Действительно, Восточный фронт сыграл решающую роль во Второй мировой войне и в Великой отечественной войне тоже.

Я очень рад, что в мае этого года в Каннах мы открыли выставку о Великой отечественной войне. Выставка, как я знаю, проходит с очень большим успехом.

Теперь… Роль Сталина? Да, конечно, Сталин был председателем Совета министров, был председателем Государственного комитета обороны. Он координировал и руководил всеми военными операциями в ходе Великой отечественной войны.

Но, как говорится, из песни слова не вытянешь. К сожалению, Пакт Риббентропа-Молотова, как бы кто-то к нему ни относился, он отсрочил начало войны, но одновременно дал возможность Германии мобилизовать экономику Европы.

Мы, к сожалению, бездарно потеряли это время — для того, чтобы подготовиться – могли бы лучше подготовиться к войне. Сталин НЕ ВЕРИЛ, что Гитлер нападет на Советский Союз. Последние публикации, на мой взгляд, скажем, стопроцентные, подтверждают. Достаточно взять доклад народного комиссара государственной безопасности Всеволода Николаевича Меркулова 18 июня 1941 года – о том, что источник в Генеральном штабе воздушных сил Германии сообщает, что «война начнется через пять дней». Известна резолюция – ТЕПЕРЬ известна резолюция Сталина, которая воспроизведена факсимильно. Звучит она так — «товарищ Меркулов, не послать ли Вам этот «источник» к известной матери? Это не источник и не информатор, а ДЕЗИНФОРМАТОР». – За пять дней до начала войны Сталин не верил в её начало.

Этим, по-моему, объясняется тяжёлая душевная депрессия, которую он пережил в первую неделю войны – то, что первые два дня он не появлялся в Кремле. Когда приехали к нему высшие руководители Советского государства, которые не могли, конечно, представить себе организацию отпора без Сталина, он решил, что они приехали его арестовывать. Произнёс знаменитую фразу «Ленин оставил нам великую империю, а мы её просрали».

Но в конце концов Сталин сумел взять себя в руки, сумел мобилизоваться, возглавить. И его роль в Великой отечественной войне зачеркнуть невозможно.

— Целая эпоха – история нашей страны носит имя Сталина. Но многие сейчас приравнивают сталинизм к неонацизму. Насколько, с Вашей точки зрения, это закономерное и оправданное сравнение?

— Почему к «неонацизму». Я думаю, к «нацизму», да? Вот… Ну, что ж… Параллель вполне уместная, с моей точки зрения. Недаром партия фашисткой Германии называлась «Национал-СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ партия Германии». В наше советское время, если Вы помните, её называли «национал-социалистская» — неудобно было название «социализм» в названии фашисткой партии употреблять.

Много есть параллелей. Что скрывать? Ведь Гитлер нравился Сталину. Нравилось, как он расправляется со своими политическими противниками. Существует рассказ Анастаса Ивановича Микояна – когда прошла эта ночь – когда Гитлер расправился с Ремом, своим сторонником, Сталин зашёл на заседание Политбюро и сказал «Вот как надо расправляться со своими политическими противниками!», и, как говорит Анастас Иванович, воцарилась МЁРТВАЯ тишина. Все поняли, о чём, в общем, идёт речь.

Но это в значительной степени задача историков – чтобы сравнить эти два режима, понять – что схоже, что различно. Могу, например, сказать, что сравнение концентрационных лагерей наших и фашистских, оно некорректно, поскольку наши, при всех схожих обстоятельствах, не были лагерями уничтожения, а немецкие были лагерями уничтожения. Да, в наших, может быть, и погибло больше, но это не была задача этих лагерей.

— Для многих людей того поколения… у них очень разные оценки Иосифа Виссарионовича. Для кого-то он – герой-победитель, для кого-то он – «тиран» и «деспот». Есть ли какое-то определение, которое ему больше подходит? Или он, всё-таки, был всеми этими вещами?

— Ну, Вы знаете, люди стремятся к простым ответам на очень сложные вопросы. К сожалению, жизнь всегда гораздо более сложная. Конечно, кто может оправдать те чудовищные преступления, которые совершил Сталин? Я думаю, что любой человек, находящийся в здравом уме и ясном рассудке, этого сделать не сможет.

Но, в то же время, невозможно отрицать, что Сталин был во главе Советского Союза в эти тяжёлые годы, и он во многом определял нашу победу.

Главное, чтобы люди знали правду.

Могу привести Вам, может быть, небольшой, но достаточно выразительный пример. Вот Юрий Михайлович Лужков, мэр Москвы, очень хотел украсить ко Дню Победы, к 65-летию, плакатами со Сталиным. Я думаю, что Юрию Михайловичу хорошо бы знать, что именно Сталин отменил в 1947 году празднование Дня Победы. Именно он издал указ, которым праздничный день 9 мая перестал быть праздничным днём.

Он же несколькими месяцами раньше прекратил выплаты за ордена и медали, которые получали участники войны. Писатель Даниил Гранин, с которым я разговаривал по этому поводу, очень хорошо помнит, каким оскорблением для ветеранов были эти два акта. Но это понятно – для чего Сталин это сделал. Сталин давал понять тем победителям, которые были в Западной Европе и возвращались в Россию – «ребята, помните, вы не самые главные герои. Не надо думать, что вы вернулись в нищую страну из ЗАПАДНОЙ страны, где вы УВИДЕЛИ, как там живут, – надо немного поспокойнее к этому относиться.

— В частности, в странах Восточной Европы, но и в некоторых других странах на так называемом Западе сейчас наблюдаются попытки переписать историю, на каком-то правительственном уровне повлиять на то, как эта история воспринимается поколением, населением этой страны. Каково ваше отношение к этому, и что можно сделать для того, чтобы таких попыток не было?

— Вы знаете, даже мне как-то трудно ответить на этот вопрос. История она одна, а вот интерпретаций достаточно много. На протяжении 20 века мы видели несколько серьезных попыток переписать историю. Сначала все, что было до 1917 года, было ужасным и страшным, потом, как было в знаменитом фильме Говорухина «Россия, которую мы потеряли», все прекрасно и замечательно. К сожалению, это мало имеет отношения к науке. Это имеет отношение к политике. Это политические, можно сказать, игры. Но как это можно преодолеть? Я уверен, что только одним – совместной работой историков разных стран. Надо садиться за один стол, надо работать над совместными изданиями, надо стараться найти точки, которые нас сближают, а не разъединяют. Только в совместной работе я вижу верный путь к преодолению заблуждений той и другой стороны.

— Один из таких примеров – Эстония и история с демонтажом памятника советским ветеранам. Как они заявляют, это было сделано для того, чтобы убрать следы советской оккупации Эстонии, и что все это не соответствует их статусу независимого государства. Согласны ли вы с этим? Считаете ли вы, что это правда, или это вот как раз пример политики, которая вмешивается в историю, о которой вы говорили?

— Ну, безусловно, это политическая акция, но хочу сказать свою, личную, точку зрения. Российское руководство допустило ошибку в этом инциденте. Нужно было послать туда делегацию. Ничего страшного, что с центральной площади убрали, с воинскими почестями, захороненных там солдат и перенесли на воинский мемориал. Я думаю, что Россия, имидж России в мире, выиграл бы от того, что Россия достойно приняла бы участие в этом, оставаясь на своих принципиальных позициях во Второй мировой войне.

— В Эстонии очень много сейчас как раз формируется неонацистских организаций. Я вот буквально недавно там была. Они получают гораздо большую поддержку и какое-то относительное благословение местных политиков, всяческую спонсорскую помощь и т.д, чем те же самые организации, которые чтут память погибших ветеранов и советских войск. Означает ли это, что в Эстонии возрождается фашизм?

— Ну, вы знаете, я не могу сказать, возрождается или не возрождается. Но меня глубоко возмущают все эти марши бывших участников Waffen-SS и всех неонацистов. Меня, как человека и гражданина, это глубоко возмущает и не может не возмущать. И я еще раз скажу, что мы в Государственном архиве Российской Федерации вместе с рядом фондов, которые были созданы в последнее время, опубликовали несколько документальных сборников, которые говорят о зверствах, которые чинили именно эти части и в Эстонии и вообще в Прибалтике. Забывать об этом тоже не годится.

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*