Поиск по сайту:

» Мягкий суд над жестоким ветераном?

03.06.2010 рубрика: Общество и нравы

Мягкий суд над жестоким ветераном?

Выбранная руководством страны линия в пользу ценностного сближения с Западом в оценках исторических событий подготавливает благоприятную почву для прецедентных решений, подобных вердикту ЕСПЧ по делу Василия Кононова.

СМИ: комментарии «оппонентов»

Так кто такой Василий Кононов? На юридическом языке можно искать разные определения, но на обыденном языке таких, как Кононов, обычно называют словом «фашист». Это понятие давно уже означает далеко не только членов партии Муссолини. Часто его используют не по делу. Но, наверное, все согласятся, что тот, кто заживо сжигает ни в чем не повинных крестьян и расстреливает женщину на девятом месяце беременности, — самый настоящий, классический фашист. Почему же тогда российские власти сделали Кононова героем? В чем его отличие от нацистских преступников? Впрочем, нельзя сказать, что российские власти действовали иррационально. Новость об угнетении ветерана Кононова предназначалась тем российским ветеранам, которые, увидев ужастик об угнетении на Западе героев войны, подумают, что у нас еще все не так плохо. Вон ведь даже парад устроили, а могли бы и в тюрьму посадить. (Роман Доброхотов, активист движения «Солидарность»)

Мы постоянно используем в отношении Кононова термин «красный партизан». Он расстреливал и сжигал беременных женщин на девятом месяце. Он сражался не против оккупантов, а именно против мирного населения. В этом смысле он не партизан. Такие вещи называются терроризмом. Я не совсем понимаю, чем Кононов, расстреливающий беременную женщину на девятом месяце, отличается от Мариам Шариповой, которая взрывает гражданское население в московском метро. И я не совсем понимаю, чем Сталин, который отдает приказы уничтожать жилье этого местного населения, которое виновато уже тем, что оказалось за линией фронта, отличается от Доку Умарова, который говорит, что все русские виноваты уже тем, что они русские. (Юлия Латынина, «Эхо Москвы»)

СМИ: комментарии «апологетов»

Решение части членов суда по делу Кононова наносит серьезный ущерб авторитету Совета Европы в целом и может рассматриваться как стремление провести новые разделительные линии в Европе, разрушить складывающийся на континенте консенсус относительно общеевропейских стандартов и ценностей. (Заявление МИД РФ)

Госдума выражает серьезную озабоченность в связи с принятием данного постановления ЕСПЧ, которое может быть рассмотрено не только как опасный судебный прецедент и изменение правовых подходов к оценке событий второй мировой войны, но и как попытка инициировать пересмотр решений Нюрнбергского трибунала. Вызывает сожаление тот факт, что ряд политиков в мире все чаще становятся на сторону тех политических сил, которые стремятся оправдать нацистскую идеологию, разрушить сложившееся послевоенное мировое устройство и поощряют агрессивный национализм. Такая тенденция опасна, так как ведет к возрождению фашизма, оправдывает военные преступления, совершенные во время второй мировой войны. Решение ЕСПЧ оправдывает действия латвийских властей, ведущих политику реваншизма и шовинизма, и поощряет государственных лидеров, призывающих подвергнуть ревизии принципы и решения Нюрнбергского трибунала. (Заявление Государственной Думы РФ)

Уже сейчас очевидно, что речь идет о подмене норм международного права политическими интригами, что в принципе недопустимо. Фактически данное решение вступает в прямое противоречие с приговором Нюрнбергского трибунала и направлено против стран антигитлеровской коалиции. Спустя 64 года с момента принятия данного международного юридического акта сегодняшний вердикт Европейского суда по правам человека с точки зрения права и с точки зрения нравственности ничтожен и опасен. (Ирина Яровая, координатор Государственно-патриотического клуба «Единой России»)

Решение Большой палаты Европейского суда по правам человека по делу Василия Кононова — это фактический пересмотр решений Нюрнбергского трибунала — решений, которые не имеют срока давности. Это оскорбление чести и достоинства наших ветеранов, оскорбление памяти погибших в борьбе с нацизмом. Мы требуем пересмотра вынесенного приговора. Мы не имеем права предавать наших дедов и прадедов — поколение победителей, которым мы гордимся и которому обязаны жизнью и свободой. (Андрей Татаринов, член Общественной палаты РФ)

Интересно, как себя чувствовал на Красной площади президент Латвии Валдис Затлерс, когда по брусчатке проходили, чеканя шаг, войска стран — победительниц фашизма? Улыбался, наверное, глядя на соседей по трибуне, сдерживался из последних сил. Зато потом, прибыв к себе домой, вероятно, надел столь милый его сердцу мундир ветерана эсэсовских войск и не снимал его дней пять, а то и больше… Пока подобные инициативы находят отклик в сердцах европейских политиков, пока в «просветленной» и «прогрессивной» Европе будут маршировать люди, одетые в форму вермахта и СС, мы не можем считать эту войну законченной! (Владислав Ловицкий, «Молодая гвардия Единой России»)

Наш комментарий

Ветеран Великой Отечественной войны, советский партизан Василий Кононов, которого Латвия обвиняет в военных преступлениях во время Великой Отечественной войны, проиграл дело против Латвии в Страсбургском суде. Вердикт вынесен большинством голосов членов Большой палаты суда (14 против трех). На сторону партизана, которого Латвия обвинила в убийстве мирных жителей во время Великой Отечественной войны, встал председатель Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) Жан-Поль Коста и судьи из Молдавии и Черногории.

Напомним, что Василий Кононов в годы Второй мировой войны командовал партизанским отрядом на территории Латвии, оккупированной немцами. В мае 1944 года партизаны под руководством Кононова казнили девять жителей деревни Мазие Бати — предположительно пособников нацистов.

В августе 1998 года Кононов оказался в латвийской тюрьме по обвинению в геноциде — Латвия признала его виновным в убийстве мирных граждан на территории республики. Ветеран был приговорен к шести годам тюремного заключения. После ряда апелляций Верховный суд Латвии приговорил его к одному году и 8 месяцам тюрьмы. Этот приговор бывший партизан опротестовал в Европейском суде по правам человека в Страсбурге.

Кононов вышел на свободу в апреле 2000 года. Пройдя через все латвийские судебные инстанции, в 2004 году он обратился в Европейский суд по правам человека. Правовую поддержку пожилому ветерану неоднократно оказывала Россия. Ветерану было предоставлено российское гражданство, а московские власти выделили 5 млн рублей на оплату услуг его адвокатов.

В результате долгих разбирательств Малая палата ЕСПЧ признала справедливыми претензии ветерана к латвийской юстиции, причислившей его к военным преступникам. В июле 2008 года суд вынес решение в пользу Кононова и постановил выплатить ему компенсацию в размере 30 тыс. евро. В том же году правительство Латвии подало апелляцию в Большую палату ЕСПЧ, которая была удовлетворена нынешним решением.

Говоря о причинах пересмотра позиции Европейского суда, эксперты указывают на несколько факторов.

Во-первых, прежнее решение в пользу Кононова подавалось в российских СМИ как полное оправдание его действий, более того, как политическое осуждение политики руководства прибалтийских стран, что было неприемлемо для европейских институтов. Вот какой вывод делал в 2008 году, когда Европейский суд высказался в пользу Кононова, один из журналистов «Коммерсанта»: «Едва ли не самым важным итогом вынесенного в Страсбурге вердикта стало официальное признание Европейский судом статуса Латвии как республики, входившей в состав СССР, а Советской армии — как армии-освободительницы».

Склонность российской стороны к политизации решения ЕСПЧ, принятого в 2008 году, апелляция к нему в контексте дипломатических споров и в пропагандистских целях — все это могло оказать тягостное впечатление на судей, принявших в тот раз непростое решение. На самом деле решение суда имело строго юридический характер: Малая палата ЕСПЧ пришла к выводу, что Кононова нельзя было судить по латвийскому закону о военных преступлениях, но не потому, что он не совершил военного преступления, а потому, что упомянутого закона не существовало как такового в момент совершения рассматриваемых действий. Таким образом, палата решила, что Латвия нарушила статью 7 Европейской конвенции о правах человека, которая гласит, что человека нельзя судить за то, что не являлось преступлением по национальному или международному праву в момент совершения.

Потерпев поражение в 2008 году, латвийская сторона скорректировала свою позицию в суде, поставив вопрос о соответствии действий Кононова международному праву. Главный вопрос, на который дал ответ суд: существовала ли в 1944 году достаточно ясная правовая квалификация преступлений, в которых был признан виновным заявитель? Ответ — утвердительный. В 1944 году уже существовала Гаагская конвенция 1907 года о законах и обычаях войны, и Кононов как военный должен был о ней знать. Что касается довода о том, что жертвы были не мирными жителями, а комбатантами, то суд разъяснил, что и в этом случае они не подлежали бессудной расправе.

Конечно, в деле остается множество до конца не ясных обстоятельств. Можно ли квалифицировать действия отряда Кононова как «бессудную расправу» либо, согласно его утверждениям, имело место приведение в исполнение решения «партизанского трибунала»? Состояли ли уничтоженные отрядом Кононова жители деревни Мазие Бати в рядах полиции или нет? Защита не смогла представить веских доказательств по этим и многим другим обстоятельствам дела. Латвийская же сторона, судя по всему, на этот раз подготовилась к слушаниям гораздо лучше, чем в 2008 году.

Таким образом, на основании имеющихся материалов суд принял решение, лишенное каких-либо политических оценок. Суд оценивал только конкретные действия конкретного лица на основании представленных фактов и свидетельств. В данном случае — действия офицера армии Василия Кононова в отношении гражданского населения, вне зависимости от того, какую идеологию эти лица разделяют.

Вторая причина, на которую указывают эксперты, объясняя изменение позиции Европейского суда по делу Кононова, имеет дипломатический характер. Когда Малая палата приступала к рассмотрению дела, Россия боролась против реформы ЕСПЧ, отказываясь ратифицировать 14-й протокол к Европейской конвенции по правам человека. В ожидании возможной ратификации риск помешать этому мог играть свою роль в принятии решения судьями. После ратификации российский фактор объективно снизился. Наиболее активным лоббистам ЕСПЧ в России, таким как сенатор Михаил Маргелов, следовало бы сделать из этой ситуации соответствующие выводы.

Наконец, в-третьих — и в данном случае, пожалуй, это самое существенное, — почву для пересмотра Европейским судом своего предыдущего решения во многом подготовили усилия самого российского руководства, направленные на переоценку исторического прошлого страны.

Сдвиги в этом направлении начались в 2009 году, в связи с изменениями в модели самопрезентации власти: установление тандемократии, изменение риторики и коррекция политического курса. Курс на внутриполитическую либерализацию и внешнеполитическую «перезагрузку» не мог не войти в противоречие с теми историческими оценками, которые постепенно выстраивались в некую систему к концу президентства Владимира Путина.

Переломным моментом следует признать заявление, сделанное Дмитрием Медведевым в октябре 2009 года. «До сих пор можно слышать, что многочисленные жертвы [политических репрессий] были оправданы некими высшими государственными целями. Я убежден, что никакое развитие страны, никакие ее успехи, амбиции не могут достигаться ценой человеческого горя и потерь. Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни. И репрессиям нет оправдания», — говорил Медведев.

В интервью «Известиям» 7 мая Медведев впервые на столь высоком уровне высказал мнение о необходимости дифференцированного подхода к событиям военной и послевоенной истории. Медведев заявляет, что надо «отделить миссию Красной армии и советского государства в период войны от того, что происходило потом» и «бессмысленно говорить, что, скажем, события послевоенного периода принесли всем освобожденным странам только благоденствие». Эта точка зрения вполне совместима с позицией, общепринятой в современной Европе, где также проводится разделение между героизмом Красной армии и преступлениями сталинского режима.

Критики нынешнего решения ЕСПЧ — в том числе органы государственной власти страны, сделавшие на эту тему официальные заявления, — делают акцент на том, что Кононов воевал на стороне армии-освободительницы против нацистской Германии, что победителей не судят, какими бы средствами эта победа ни была достигнута. Между тем, призывая на высшем уровне «отделить миссию Красной армии в период войны» от того, что происходило «потом», мы в качестве следующего шага неизбежно ставим вопрос, что же происходило «до» и «во время» войны. На такую перспективу, в частности, указывают слова Владимира Путина на итоговой пресс-конференции после памятных мероприятий в Катыни, в которых принимал участие и премьер-министр Польши Туск. Владимир Путин резко осудил политические репрессии, заявив, что «этим преступлениям не может быть никаких оправданий, в нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима». Противоречит ли решение ЕСПЧ по делу Кононова этим словам? Едва ли. Скорее подкрепляет.

Наконец, не трудно заметить, что из всех фактов дела ветерана Кононова лукаво выглядывает товарищ Сталин. Дмитрий Медведев неоднократно подтверждал свою позицию, заявляя, что нынешнее руководство страны исходит при оценке личности Сталина из того, что он совершил массу преступлений против своего народа. Между тем признание действий Сталина — руководителя государства и верховного главнокомандующего — преступными с юридической точки зрения ставит под удар всех, кто исполнял «преступные приказы». В частности, упоминается недавно рассекреченный приказ от 17 ноября 1941 года, которым было приказано уничтожать все населенные пункты на территории, занятой противником, если они находились в нескольких десятках километров от линии фронта и вдоль дорог, по которым шло снабжение. Руководствуясь этим и другими подобными приказами, в годы войны в тылу врага действовали многочисленные диверсионные группы бойцов Красной армии. В том числе отряд Кононова.

В свете сказанного решение, принятое Европейским судом по делу Кононова и встреченное столь дружным негодованием в России, следует признать еще сравнительно мягким, осторожным и деликатным (о чем свидетельствует хотя бы выбранное для его оглашения время — спустя неделю после празднования Дня Победы, а не до него), тщательно избегающим политических оценок (хотя и косвенно их предполагающим). Очевидно, европейские судьи не хотели подливать масла в огонь развернувшейся в Москве внутриполитической дискуссии, хотя, безусловно, учитывали этот контекст, принимая свое решение.

Очевидно, что выбранная руководством страны линия в пользу ценностного сближения с Западом в оценках исторических событий по мере ее реализации будет время от времени испытываться на прочность, тем более что консенсус — как по конкретным вопросам взаимодействия с западными партнерами, так и по общим оценкам исторического прошлого — отсутствует не только в российской властной элите, но и в обществе в целом.

Общество и нравы

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*