Поиск по сайту:

» Семь «муз» одной Музы: кто они?

24.04.2009 рубрика: Культура и искусство

Семь «муз» одной Музы: кто они?

27 июня 1999 года тихо ушла из жизни скромная московская жительница Муза Крепкогорская. Ей было далеко за семьдесят (если говорить точнее – до своего 75-летия женщина не дотянула всего-то 12 дней). Но в этой тихой старушке трудно было узнать когда-то очень энергичную, в чем-то очень властную женщину, которая всегда искренне считала, что Земля вращается не вокруг Солнца, а вокруг нее, Музы Крепкогорской.

Между тем, у нее была очень удивительная судьба: начиная с самого рождения и заканчивая зрелыми годами и глубокой старостью. И, право, жаль, что нынешнее поколение мало что о ней слышало. Сегодня мы восполним этот пробел… Посмотрим на судьбу Музы с помощью людей, которые ее окружали.

Муза первая – мама

Ее звали Лидочка, и у нее было прекрасное будущее – дедушки и бабушки потомственные дворяне, богатый дом с гувернантками, кухарками и большой прислугой. Конечно, ее мама, бабушка Музы, дала, что называется, маху – рассчитывала на то, что ее избранник, Иван Грачев, будет приумножать отцовский капитал и станет фабрикантом. Но молодой человек, начитавшись Тургенева, стал вдруг врачом, ему очень нравился «естествоиспытатель» Базаров. Но, в конце концов, быть хорошим врачом куда почетнее, чем просто средней руки фабрикантом.

Отец Лиды слыл неплохим врачом, не зря его позвали в свою фабричную больницу сами Морозовы. А вот в личной жизни доктору не очень повезло: в самом расцвете лет скончалась его супруга. И тогда врач женился на ее лучшей подруге. Причем, этот брак был настолько стремителен, что до глубины души обидел 16-летнюю Лидочку. И однажды она, прихватив самое необходимое, сбежала из отчего дома, который в одночасье стал чужим.

В Москве она не пропала, в Тверь не стала возвращаться ни под какими угрозами. Через некоторое время познакомилась с немолодым талантливым музыкантом Виктором Крепкогорским, сумела в короткий срок его очаровать, а потом накрепко привязала тремя детьми. Старшей была Муза.

«Муза» вторая – отец

Виктор Крепкогорский – талантливый аккомпаниатор, играл практически на всех музыкальных инструментах. В свое время его игра на рояле стала откровением для знаменитого Федора Шаляпина, и тот пригласил Крепкогорского к себе. Вместе они исколесили всю Россию, побывали во многих городах Европы. И всегда изрядная доля аплодисментов на концертах доставалась аккомпаниатору. Но в начале 20-х, когда Шаляпин отправлялся в свою последнюю поездку в Европу, Крепкогорский остался в советской России.

Он пробавлялся редкими концертами и изредка готовил юные дарования к поступлению в консерваторию. Женитьба на Лидочке мало чем изменила его жизнь, хотя к детям и семье Виктор был привязан. Причем настолько, что в 30-е годы, с началом репрессий, решил по-своему оградить семью от надвигающейся беды. В день рождения сына Виктора расчувствовавшийся отец вдруг осознал, что не вправе рисковать будущим детей. Поскольку его имя было тесно связано с «диссидентом» Шаляпиным, Крепкогорский не нашел ничего лучшего, как подняться под потолок, смастерить петлю и удавиться. Увидев страшную сцену, дочь Муза на несколько дней вообще онемела…

«Муза» третья – брат

С младшим братом Валерой (он родился на несколько лет позже) Музу Крепкогорскую связывала большая и трепетная дружба. К тому времени, как мальчик подрос, его старшая сестра была уже у всех на слуху. Возможно именно это и стало «подспорьем», когда Виктор решил поступать в престижный МГИМО. Да и потом карьера будущего дипломата складывалась, наверное, не без помощи Музы, у которой «все было схвачено».

Позже он сполна отплатил сестре за помощь. В то время, когда он служил в дипломатическом представительстве в США и Швейцарии, он присылал Музе такие обновки, что все окружающие ее модницы лопались от зависти, как почки по весне.

Был ли он при этом офицером КГБ или ГРУ, как это пытались потом подать французы, история об этом умалчивает. Но в 1983 году с группой других советских дипломатов Валерий Крепкогорский из Франции был выслан…

«Муза» четвертая – муж

С Жорой Юматовым Муза познакомилась на съемках фильма «Молодая гвардия» в 1948 году. Муза тогда была ослепительной блондинкой (Юматов не подозревал, что объект его страсти от рождения обладала волосами цвета воронова крыла и с некоторых пор обесцвечивала их) и покорила сердце парня практически сразу. Над ним втайне потешалась вся съемочная группа, но он все равно следовал везде за ней, как нитка за иголкой. И стоило Музе оглядеться и крикнуть: «А где мой Жоржик?», как тут же к ней прибегал Юматов.

У них был странный союз. Георгий любил жену до самозабвения, она же позволяла себя любить. Для нее он очень скоро стал «кошельком на ножках», средством для безбедного существования. Она жила очень размашисто, никогда не стояла за ценой на драгоценные безделушки, даже тогда, когда деньги были последние. Ее любимой фразой была – «Жоржик еще заработает!».

И Жоржик мотался, как заведенный, снимался в десятках фильмах, чтобы дражайшая половина ни в чем себе не отказывала. Для него Муза была фетишем! В это трудно поверить, но артист, которого готовы были носить на руках миллионы, сам себе стирал носки и готовил обеды.

«Муза» пятая – режиссер

Конечно, своей удачной кинокарьерой Муза обязана своему учителю – Сергею Герасимову. Он тоже ее ценил: за веселый, неунывающий характер, острословие, природную породистость. Есть такие женщины, в которых порода чувствуется.

Ей все давалось достаточно легко: и сталинской стипендиаткой стала, и рано начала играть во МХАТе, и роли у нее от зубов отскакивали: даже там, где она забывала слова, она могла заменить их своими, четко «попадая в такт».

Приступая к съемкам «Молодой гвардии», Герасимов был уверен: лучшей кандидатуры для роли Любки Шевцовой ему не найти. Но у Музы неожиданно появилась соперница.

Муза шестая – соперница

Инна Макарова стала Любкой Шевцовой в фильме «Молодая гвардия» по большому счету случайно. Именно так всем говорила Муза Крепкогорская, когда однокурсники подходили к ней со словами сочувствия.

– Эх, Сережа, Сережа, не устоял, – вздыхала Муза и сообщала всем, что Макарова получила эту роль после того, как позволила Герасимову слишком много…

Была ли Инна на самом деле любовницей Герасимова – сейчас трудно доказать, да это уже и не важно. Возможно, это говорило уязвленное самолюбие Музы и желание показать, что она, мол, не такая, как Макарова.

Но в чем-то эта история Музу подстегнула – она начала готовиться к съемкам более ответственно…

Муза седьмая – подруга семьи

Вера Линдт, ассистент режиссера по подбору актеров, была близкой подругой Музы и Жоры, настолько близкой, что не могла видеть, как Юматов голодает по вине своей несколько легкомысленной супруги. Она иногда даже становилась «стряпухой», ей просто жалко было смотреть на всеобщего любимца, который без подготовки мог произнести фразу: «Мадам, я уже три дня маковой росинки во рту не держал».

Подруга семьи была кем-то общим, кто объединял Музу с Юматовым. Ни он, ни она, в пору разгульной молодости и зрелости, особой верностью не отличались, временами крутили романы направо-налево, но всегда знали, что есть место, куда всегда можно возвратиться. А также верная Вера…

Юматов скончался 5 октября, 1997 года. Прилег почитать перед сном, и в это время произошел разрыв аорты. Он только успел крикнуть: «Муза!». Когда она прибежала, он был уже мертв.

Крепкогорская после смерти мужа моментально сдала, начала сильно пить. И угробила себя менее чем за 1,5 года – ее не стало 27 июня 1999 года. Так что именно сегодня день памяти женщины, которая шла по жизни смеясь…

Автор Юрий Москаленко

Культура и искусство

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*