Поиск по сайту:

» Есть ли стабильность в России?

09.03.2010 рубрика: Общество и нравы

Есть ли стабильность в России?

Официальная пропаганда усиленно вдалбливает в сознание граждан: в России после «лихих девяностых» наконец-то наступила эпоха стабильности, и люди, уставшие от потрясений, охотно верят этой убаюкивающей сказке. Но есть ли в России стабильность на самом деле?

НА ЧЁМ ДЕРЖИТСЯ ЭКОНОМИКА?

Независимые экономисты отмечают, что правительству удаётся сохранять видимость стабильности в стране при постоянном росте цен на внутреннем рынке только за счёт высоких мировых цен на энергоносители -так, цена за баррель нефти уже превысила 120 долларов, а в 2009 держалась, хотя и ниже, но все таки около 70 долларов.

И уже газета «Комсомольская правда» замечает: «Часть экономистов считает, что полная зависимость экономики от цены на нефть может её, если грянет кризис, угробить».

В газете «Аргументы и факты» (N11, 2008) опубликовано интервью с Е. Гайдаром под общим заголовком: «Нефть: богатство страны или её беда?»

Егор Гайдар: «Десятый год экономика страны динамично растёт. Причём такие темпы и не снились советскому руководству 1980-х годов.

Быстро увеличиваются реальные доходы населения, снижается уровень бедности. Да, есть проблемы в образовании, здравоохранении, пенсионном обеспечении. Но как бы критично мы ни относились к происходящему, следует признать, что экономическое положение сегодня лучше, чем в 1999 году».

При этом Гайдар задаёт вопросы: «Что делать, если многократное падение нефтяных цен, которое никто не предсказывал, стало реальностью? Распускать армию? Закрывать школы и больницы? Отменять пенсионную систему?»

О каких экономических достижениях может идти речь в стране, в которой за годы демократии и «реформ» погибло примерно такое количество мирных жителей, как и во время Великой Отечественной войны с фашистской Германией?

О каких достижениях может идти речь, если вся экономика страны строится только на продаже за рубеж сырьевых богатств?

Где промышленная мощь и высокотехнологичная промышленность передовых отраслей советского периода, которая давала гарантию устойчивого развития страны при любых ценах на нефть?

О каком снижении уровня бедности может идти речь, когда доходы богатых растут гораздо быстрее доходов бедных слоёв населения, а разрыв в доходах только увеличивается?

Кому, как не Гайдару, виновнику экономической диверсии, поставившей страну на грань экономического краха, не знать об этом?

Если страна выбралась из экономической пропасти, то в этом нет заслуги наших правителей, а «виноваты» в этом только высокие цены на энергоносители.

«Экономика страны динамично растёт», — говорит Гайдар. При этом если иметь в виду не денежные поступления от продажи национальных богатств, то о каком росте экономики за счёт развития промышленности может идти речь?

Вспомним, что в путинское время экономический рост составлял 6-7% по сравнению с 3,3% в 1985 году, но промышленное производство упало с того момента примерно в два с половиной раза! Допустим, 6-7% — это действительно рост производства, а не рост доходов за счёт высоких цен на нефть, тогда ответьте на вопрос, когда было больше произведено продукции — в 1985 или в 2007 году?

Ведь в соответствии с законом элементарной математики, если снизить производство чего-то до нуля, то любой прирост производства будет означать его рост в бесконечное число раз!

Правители страны создали Стабилизационный фонд в размере нескольких сот миллиардов долларов, разместили его в ценных бумагах, в основном, американских, и теперь пытаются говорить о какой-то самостоятельной экономической политике.

И пусть этот фонд разделили на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, но без вложения средств в передовое тяжёлое машиностроение, без развития наукоёмких производств у страны нет никаких шансов на благоприятные перспективы роста, и никакой упор на однобокое развитие нанотехнологий, не подкреплённое сильной производственной базой, не спасёт положение.

Гайдар: «Россия — страна, состояние экономики которой, доходы государства зависят от конъюнктуры рынка нефти. В этом нет ничего позорного».

В этом не было бы ничего позорного, если бы деньги Стабилизационного фонда использовались для возрождения экономической базы нашей страны, а не помогали решить США их собственные проблемы. Интересная история: власти России не могут вложить деньги в развитие промышленности своей страны, так как должны поддерживать американскую экономику.

И где гарантия того, что в один прекрасный момент наши друзья по антитеррористической коалиции не заморозят все российские счета?

Бывший борец за торжество олигархического строя в России академик Л.Абалкин в новых условиях пишет (март 2008-го года): «Мировые цены на сырьё на мировом рынке изменчивы. Сегодня они растут, и к нам идёт денежный поток. А если завтра они упадут, с чем мы останемся? Чтобы уйти от этой зависимости, нужно изменить структуру экономики».

По вопросу использования денег Стабилизационного фонда академик расходится с бывшим редактором журнала «Коммунист» Е.Гайдаром, говоря: «Они могут пойти на долгосрочные объекты. Но сегодня эти средства уходят на Запад. Фактически мы являемся мощным его кредитором. Причём даются они под весьма низкие проценты… Минфин и ЦБ должны направить эти деньги на инвестиционные проекты, развитие машиностроительного ядра. Кстати, такое решение позволит и резко снизить инфляцию».

Академик делает вывод: «В настоящее время крайне остро ощущается необходимость в союзе трёх сил прогресса: власти, бизнеса и науки», забывая о том, что власть у нас антинародна, крупный бизнес является губителем страны, а наука разгромлена. О каком союзе «сил прогресса» может идти речь?

О состоянии науки в 2006-м году говорил академик Г. Месяц: «…доля нашей наукоемкой продукции на мировом рынке составляет 0,3 процента. Ну, так ведь мы и имеем копейки! Англичане, японцы вкладывают в науку в год по 100 миллиардов долларов, ещё через фонды столько же добавляют. У нас в этом году на всю науку России 2,7 миллиарда долларов, из них только около трети идёт на фундаментальные исследования. Вся Академия с сотнями институтов финансируется как один университет в США».

В стране возникла парадоксальная ситуация: деньги есть, но их нет.

И если так называемая политическая «элита» считает, что надо как можно больше денег закачивать в Стабилизационный фонд, то с ней согласен лишь 1% «россиян», а 82% полагают, что надо вкладывать все деньги в развитие высоких технологий, удовлетворение нужд страны, пустить их на повышение пенсий, пособий, жизненного уровня граждан.

Страна находится в политическом и финансовом кризисе.

Продолжается примитивизация экономики. Существовавшие в советское время предприятия, в основном, разрушены — прекратили работу 70 тысяч заводов.

Восстановление этих предприятий практически не происходит, перевод промышленности на инновационный уровень, столь широко разрекламированный в средствах массовой информации, на деле не идёт. Конкурентоспособность оставшихся немногочисленных высокотехнологических предприятий, в основном оборонного комплекса, падает — они вынуждены использовать наработки 20-летней давности.

Разрушение сельского хозяйства лишило страну продовольственной самостоятельности (ввозится до 70% продовольствия), что чревато тяжёлыми экономическими последствиями для страны вследствие развивающегося мирового продовольственного кризиса.

Разрушены армия, наука, образование, система бесплатного здравоохранения.

Казалось бы, высокие доходы от продажи сырья должны повышать уровень материального благосостояния населения. Однако, сверхдоходы от продажи нефти, добытой в России, принесли пользу только олигархам, захватившим бывшую народную собственность, и прикрывающим их чиновникам.

Да, стабильность в России есть. Она существует для тех 100 человек — долларовых миллиардеров, входящих в состав «Золотой сотни», для 50 кандидатов в этот список, для миллионеров, занятых, в основном, в сфере продажи природных ресурсов страны за рубеж, для большой армии чиновников.

«Совокупное состояние членов неформального клуба «Золотая сотня» за год выросло в полтора раза, до $522 млрд. В этом году впервые все участники нашего списка — долларовые миллиардеры, причём для вхождения в рейтинг недостаточно иметь $1 млрд., цена билета взлетела до $1,1 млрд. А в первой десятке расположились предприниматели с состоянием не менее $13,7 млрд. По числу миллиардеров Россия уверенно вышла на второе место в мире и теперь вряд ли его уступит» («Forbes», май, 2008).

Странно, что это единственное бесспорное достижение не отражено в радужных официальных сводках российских побед путинского президентского периода.

Журнал также отмечает: «За четыре года состояние среднестатистического представителя «Золотой сотни» выросло с $1,38 млрд. до $5,22 млрд. (в 3,78 раза)», то есть, наши олигархи обеспечили себе не просто стабильность, но их состояние увеличивается такими темпами, которые и не снились российской экономике.

«КОЭФФИЦИЕНТ СОЦИАЛЬНОЙ НЕНАВИСТИ»

Для оценки имущественного расслоения общества используют так называемый децильный коэффициент неравенства доходов (его правильнее называть «коэффициентом социальной ненависти») — отношение величины доходов 10% наиболее состоятельной части населения к среднедушевому доходу 10 % беднейшей части.

Известно, что государство и власть не могут быть устойчивыми, если этот коэффициент превышает 10: «В соответствии с мировым критерием, если разность больше 10 — это уже угроза безопасности страны», — говорил академик Абалкин ещё в 2003-м году.

В так называемых социально ориентированных государствах Европы, как Швеция, Дания, Норвегия, с помощью государственного регулирования этот показатель поддерживается на уровне от 4,0 до 5,0. В СССР он был в интервале от 3,5 до 4,5, в Белоруссии сегодня он около 4. Среднемировой показатель — 6.

В России «коэффициент социальной ненависти», начиная с 1991-го года, регулярно увеличивался и по официальным данным приблизился к 17, а по неофициальным — к 60.

На социальное расслоение, по мнению академика РАН Р. Нигматулина, также влияет существующее нарушение баланса цен. Мировая практика давно установила баланс цен на различную продукцию. Например, в США цена 1 кг хлеба равна 2,5 долларам, или в пять раз выше стоимости литра бензина или дизельного топлива (около 50-ти центов за литр). В Европе из-за высоких налогов бензин и дизельное топливо стоит около 1 евро, то есть примерно в три раза выше, чем в США. Килограмм хлеба при этом в 3 раза дороже литра дорогого бензина.

В России килограмм хлеба дешевле литра бензина, хотя в наших условиях производство зерна требует больших энергетических затрат, и хлеб должен стоить 30-60 рублей за килограмм (при стоимости топлива 10-12 рублей за литр).

Казалось бы, при «свободном» рынке крестьянин может поднять цену на зерно так, чтобы хлеб стоил, допустим, 50 рублей за килограмм. При этом основной потребитель хлеба — трудящийся (рабочий, инженер, врач, учитель) в российских условиях не сможет его купить по причине низкой заработной платы, следовательно, её нужно резко повысить, что невозможно сделать.

Сегодня на оплату труда в США расходуется 70% валового внутреннего продукта (ВВП), в западноевропейских странах — 60-65%.

У нас этот показатель фактически равен 25%.

По нормам ООН, основанным на экономических оценках, минимальная зарплата должна составлять 600 долларов в месяц, меньшая вызывает деградацию трудового потенциала.

В демократической России с сентября 2007-го года минимальная зарплата равна 2300 рублям, что составляет 60% от прожиточного минимума, а в долларовом исчислении она представляет собой смехотворную величину: 97 долларов! Это стабильность или катастрофа?

Таким образом, наша система экономики ущемляет не только производителей продуктов питания, крестьян, но и всех трудящихся.

В выигрыше остаются только владельцы нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, ориентированных на экспорт своей продукции. Следовательно, преимущества даются не тем, кто работает на свою страну, а людям, её грабящим, что, в свою очередь, усиливает нестабильность.

Социальная несправедливость вызывает пессимизм, одним из проявлений которого является низкая рождаемость. Именно депрессией, унынием, отсутствием жизненной перспективы объясняет катастрофическую демографическую ситуацию в России известный специалист профессор И.А. Гундаров.

Перспективы России в области демографии печальны, так как смертность в 1,5 раза превышает рождаемость, население сокращается на несколько сотен тысяч человек ежегодно. Негативной особенностью современной России является тот факт, что рождаемость упала до уровня развитых стран, в то время как смертность осталась на уровне стран развивающихся.

Социальная несправедливость в отношении к производящим слоям населения порождает и огромную эмиграцию высококвалифицированных кадров: около 15% выпускников ВУЗов и 10-12 тысяч учёных покидает страну ежегодно.

Это приводит к серьёзнейшей проблеме, тормозящей развитие экономики на базе инноваций, — кадровому голоду. За годы «реформ» Россия потеряла большую часть высококвалифицированных работников, разрушение кадрового потенциала продолжается.

Дадим опять слово академику Г. Месяцу: «К сожалению, с 90-х годов мы потеряли половину учёных. Доктора наук торговали на рынках. Многие подались в бизнес или за границу. Оттуда всегда внимательно наблюдают за нашими перспективными учёными и после одной-двух удачных публикаций зовут к себе. Любой институт в США и Европе мечтает даром получить готового доктора наук. И многие едут не корысти ради, а как раз потому, что хотят остаться в науке…»

Разрушается система образования — бывшее лучшим в мире советское школьное и высшее образование усиленно реформируется по западному образцу, хотя известно, что уровень выпускников многих советских школ и ВУЗов превосходил уровень выпускников западных учебных заведений. Разрушена система профессионального образования.

Т. Фроловская (газета «РБК daily», N78 от 30.04.2008 года) отмечает, что «кадры тормозят производство у половины промышленных предприятий». В основном по этой причине ускорения развития производства в апреле не произошло. По оценке президента Лиги содействия оборонным предприятиям А. Долголаптева, средний возраст инженеров, конструкторов и высококвалифицированных специалистов в отечественном ВПК в 2006-м году составлял 65 лет.

Существует способ снижения социального неравенства — это государственное регулирование. Свежий пример: в середине апреля 2008-го года Венесуэла приняла закон: в связи с ростом цен на нефть нефтяные компании (отечественные и иностранные) облагаются налогом на сверхдоходы: 50% при цене на нефть свыше 70 долларов за баррель и 60% при цене свыше 100 долларов.

Полученные средства поступают в казну и используются для реализации социальных программ. Россия же сохраняет плоскую шкалу налогов, где одинаковый налог (13%) платит и дворник, и миллиардер.

Нас учат брать пример с «цивилизованных» стран, но в них (данные информационного канала «Налоги») налоги в процентном отношении от доходов за месяц (указаны в рублях) составляют:

Германия: до 23,7 тысяч рублей — 0%; 23,7- 161,49 тысяч рублей — 15%; 161,49-774,1 — 42%.

Англия: до 8,62 тысяч рублей — 10%; 8,62-133,7 тысяч рублей — 22%; от 133,7 тысяч рублей — 40%.

Франция: до 13,2 тысяч рублей — 0%; 13,2-25,9 тысяч рублей — 6,83%; 25,9-45,68 тысяч рублей — 19,14%; 45,68-73,9 тысяч рублей — 28,26%; 73,9-120,3 тысяч рублей — 37,38%.

При этом возникает очередной вопрос: о каком построении «социально-ориентированного» государства в России может идти речь при принятом в стране налогообложении?

Целый ряд факторов может разрушить видимость стабильности уже в ближайшей перспективе.

Природные ресурсы ограничены, и контроль над ними всё в большей степени осуществляется транснациональными корпорациями, истощение ресурсов обрушит экономику.

Россия не имеет механизма контроля цен на нефть, который осуществляется тремя международными биржами. Обрушение мировых цен приведёт к разрушению всей экономики.

Рост мировых цен на энергоносители уже сегодня вызывает увеличению всех цен на внутреннем рынке, основная масса населения нищает. Сегодня, по данным опроса ВЦИОМ, материального достатка не хватает 71% населения страны.

Обнищание широких слоёв трудящегося населения и социальная деградация прогрессирует, социальное расслоение превышает критическое значение и нарастает.

Новый подарок получили «дорогие россияне» в конце 2007-го года, когда резко выросли цены на продукты питания.

По такому случаю газета «Аргументы и факты» приводит анекдот:

— «Правительство России ещё раз успокаивает граждан: «Не существует причин для роста цен на продукты. Цены растут просто так»».

Поэтому не стоит удивляться тому, что «средний» мужчина-«россиянин» живет на 15,4 лет меньше, чем американец, и на 17 лет меньше, чем француз. У женщин эти показатели таковы: женщины в России живут на 7,5-14 лет меньше, чем в «цивилизованных» и «развитых» странах.

В нищенском состоянии находится 29 миллионов пенсионеров.

Если минимальная пенсия в советское время была на уровне 80 рублей, то какой она должна быть в настоящее время? Ответ простой — 8-9 тысяч рублей! Но правительство только через несколько лет обещает увеличить пенсию в 2 раза, не доведя её даже до уровня минимальной советской пенсии.

Газета «Аргументы и факты» (N 18, 2008) приводит отношение пенсии к зарплате в «цивилизованных» странах и России: Греция — 95%, Италия, Испания — 90%, Люксембург — 88%. Нидерланды — 81%, Швеция, Германия — 65%, Франция, Япония, США — 50%, Россия — 25%.

И недаром уже один умный человек сказал, что современная российская пенсия — это возмездие государства за работу на благо страны в течение всей жизни.

Наша стабильность — это стабильность кладбища, над крестами которого возвышаются особняки олигархов, миллионеров, чиновников.

Социальное расслоение постоянно увеличивается: олигархи богатеют, основная масса населения нищает, государственный аппарат усиливает репрессии против озлобленного народа, число политических заключённых в России растёт.

Однако, удержать стабильность в государстве, ориентированном на соблюдение интересов транснациональных компаний и олигархов, опираясь только на коррумпированных чиновников и карательные органы, невозможно.

В.И. БОЯРИНЦЕВ,
доктор физико-математических наук
Ю.А. ЛИСОВСКИЙ,
кандидат физико-математических наук

Другие материалы:


Добавьте комментарий:

Ваше Имя:*
Ваш E-Mail:*