Поиск по сайту:

» Гомосексуализм и здоровье: факты

20.02.2010 рубрика: Интересные факты

Гомосексуализм и здоровье: факты

Д-р медицины Джеффри Сатиноуэр — мед. директор частной психиатрической клиники, последний президент Фонда К.Г. Юнга Нью-Йорка, в прошлом лектор кафедры Уильяма Джеймса в Гарварде, лектор и сотрудник детского центра исследований Йельского унивеситета. Он получил образование в Массачусетском технологическом университете, проходил дополнительную подготовку в Гарварде (групповой процесс), Университете Техаса и закончил аналитическое обучение в Цюрихе в Институте К.Г. Юнга. Он является аналитиком с более чем двадцатилетним стажем, занимал должность исполнительного директора института Нейропсихиатрии и Бихевиоральной медицины Стерлинга в Стэмфорде, штат Техас. Сатиноуэр занимал различные должности в медицинских учреждениях министерства обороны США

Опубликовано в: «Человек и пол»

Что бы вы подумали, если бы ваш родственник, друг или коллега находился в состоянии, которое, как правило, связано со следующими проблемами:

  • существенным снижением вероятности создания или сохранения семьи;
  • предположительным сокращением продолжительности жизни на пять-десять лет;
  • хроническим, возможно роковым, заболеванием печени (гепатитом);
  • смертоносным раком пищевода;
  • пневмонией;
  • внутренними кровотечениями;
  • серьезными психическими расстройствами, часто необратимыми;
  • гораздо более высокой, чем обычно, вероятностью самоубийства;
  • очень низкой вероятностью того, что отрицательные последствия удастся
    устранить, если не устранить их источник;
  • всего лишь 30-процентной вероятностью того, что сам источник проблем
    удастся устранить в результате длительной, часто дорогостоящей терапии,
    требующей много времени и сил.

Мы можем добавить еще четыре характеристики этого пока неназванного состояния.

Вo-первых, даже если бы его возникновение было предопределено генетически, само состояние, строго говоря, обусловлено поведением.

Во-вторых, индивидуумы, у которых наблюдается описанное состояние, не спешат отказаться от своей модели поведения, несмотря на разрушительные для организма последствия этого поведения.

В-третьих, хотя некоторые люди в таком состоянии и воспринимают его как проблемное и хотят от него избавиться, есть и другие, которые отрицают наличие у себя каких бы то ни было проблем и яростно сопротивляются любым попыткам оказать им помощь.

В-четвертых, те, кто стойко сопротивляется помощи, склонны объединяться с другими такими же людьми и образовывать некоторую «субкультуру».

Учитывая все вышесказанное, вы, несомненно, проявили бы заботу о близком человеке, находящемся в таком состоянии. И независимо от того, считает ли общество такое состояние нормальным или болезненным, вам захотелось бы помочь несчастному. Вы, конечно, не стали бы сомневаться в необходимости «лечения», то есть вы стали бы искать средства, чтобы оказать помощь своему родственнику, другу или коллеге и создать ему условия для полного избавления от такого состояния.

Состояние, о котором мы говорим, называется «алкоголизм». Алкоголизм опасен главным образом ввиду отрицательных последствий, непосредственно с ним связанных, хотя далеко не у каждого алкоголика возникают перечисленные проблемы со здоровьем.

Алкоголизм — форма компульсивного поведения, имеющая личностные, семейные, психологические, социальные и «генетические» причины. Споры насчет того, считать ли его заболеванием в строгом смысле слова или нет, представляют интерес для философской дискуссии, но бесполезны с практической точки зрения. Тем не менее, несмотря на довольно скромный процент «вылеченных», алкоголизм нужно лечить, и лечить так, как будто это настоящая болезнь (что и делает классическая психиатрия, которая причисляет алкоголизм к психическим расстройствам), потому что если этого не делать, то последствия будут достаточно серьезны, как для отдельной личности, так и для общества в целом.

ПРОСЛЕДИМ ПАРАЛЛЕЛИ

А теперь представьте себе другого друга или коллегу, состояние которого определяет собой следующий перечень проблем:

  • значительно сниженная вероятность создания или сохранения семьи;
  • сокращение продолжительности жизни предположительно на двадцать
    пять-тридцать лет;
  • хроническое поражение печени — инфекционный гепатит, значительно
    повышающий риск рака печени;
  • высокий риск иммунного заболевания и связанных с ним раковых поражений;
  • высокая частота рака прямой кишки;
  • кишечные и инфекционные заболевания;
  • более высокая, чем обычно, вероятность самоубийств;
  • очень низкая вероятность того, что отрицательные последствия удастся
    устранить, не устранив их первопричину;
  • 50-процентная (это значение вероятности получено на случайной выборке,
    но в некоторых случаях, в специально подобранных группах процент успеха
    достигает 100%) или выше вероятность излечения в процессе длительной, часто
    дорогостоящей терапии, требующей больших затрат времени и сил.

Сравним с алкоголизмом

Во-первых, хотя на происхождение этого состояния, возможно, и оказывает влияние генетический фактор, само оно, строго говоря, представляет собой поведенческую модель.

Во-вторых, индивидуумы, находящиеся в этом состоянии, не отказываются от привычной модели поведения, несмотря на разрушительные последствия такого поведения для здоровья.

В-третьих, хотя некоторые люди воспринимают свое состояние как проблемное и желают от него избавиться, большинство все-таки отрицает наличие у себя каких бы то ни было нарушений и упорно сопротивляется любым попыткам помочь им.

В-четвертых, некоторые люди, находящиеся в этом состоянии, особенно те, кто отрицает наличие проблем, объединяются друг с другом и образуют своего рода «субкультуру».

Это состояние — гомосексуализм. Несмотря на явный параллелизм между этими двумя состояниями, реакция на них в обществе абсолютно различна, что должно любого здравомыслящего человека навести на размышления. А теперь мы обратимся к фактам, свидетельствующим о тяжелых последствиях гомосексуализма.

Мы проанализируем ряд последних исследований, в которых идет речь о типичных проблемах, возникающих у мужчин-гомосексуалистов.

Эти исследования посвящены медицинским вопросам, связанным с гомосексуальным поведением, что нужно особо подчеркнуть, ибо гомосексуальное желание создает не больше проблем, чем любое другое желание. Мы должны отметить: во всех этих исследованиях внимание было сосредоточено именно на мужчинах-гомосексуалистах, что объясняется двумя причинами: во-первых, лесбийская сексуальная практика связана с меньшим риском, чем мужской гомосексуализм, и, во-вторых, лесбиянки более разборчивы в своих связях, чем мужчины-гомосексуалисты.

Большинство этих исследований, как и медицинских исследований вообще, имело своей целью уменьшение страдания и несчастья людей. Но ни в одном из этих исследований не поднят вопрос о том, является ли источником всех проблем само гомосексуальное поведение. Во всяком случае, авторы этих исследований исходят из предпосылки, что гомосексуальное поведение изменить нельзя. Поэтому они уделяют особое внимание тому, как снизить риск, связанный с таким поведением. То есть, поскольку превратить гомосексуала В гетеросексуала невозможно, нужно изменить их поведение так, чтобы оно стало более безопасным или хотя бы менее разрушительным.

РАЗЛИЧНЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ — РАЗЛИЧНАЯ ЕЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ

Активисты «голубых» умышленно рисуют картину жизни гомосексуалистов, особенно мужчин, которая служит как бы дополнением гетеросексуальной жизни. Их цель — избежать поддержки исполненных сочувствия гетеросексуалов, составляющих подавляющее большинство населения. Например, один из активистов пишет в своей книге советов: «При проведении любой кампании, для того чтобы завоевать внимание общественности, гомосексуалисты должны представлять себя жертвами… Люди, выступающие в кампаниях, проводимых средствами массовой информации, должны быть… неотличимы от тех, к кому они обращаются». (1)

Другое предостережение: «Нельзя отталкивать массы преждевременным сообщением о своем гомосексуализме». (2)

Несмотря на явные свидетельства того, что нормы жизни гомосексуалистов сильно отличаются от норм, примятых у гетеросексуалов, в обществе было создано мнение, что гомосексуалисты почти ничем не отличаются от нормальных людей. Приведенные выше цитаты показывают, насколько остро активисты «голубых» осознают потребность в таком обманчивом прикрытии. Но во многих случаях может показаться, что большинство гомосексуалистов приняли на веру эту искусственно сконструированную картину и возлагают на нее большие надежды.

Ниже приводится сопоставление гомосексуалов с гетеросексуалами. Оно дано здесь для того, чтобы показать, почему гомосексуалисты подвергают себя риску при тех условиях, о которых пойдет речь в следующем разделе. Я должен еще раз подчеркнуть, что так называемая «гомосексуальная ориентация» или «гомосексуальное тождество» само по себе не представляет какой бы то ни было опасности для здоровья; такую опасность таит в себе только гомосексуальное поведение. Желание выпить тоже не приносит вреда: вред исходит только от реальной выпивки.

В таблице, приводимой ниже, данные по гетеросексуалам взяты из двух источников. Первый — «Общественная структура половых отношений. Сексуальная практика в Соединенных Штатах» — опрос по изучению сексуальных привычек американцев, проведенный наиболее строго и корректно с научной точки зрения. («Секс в Америке» представляет выборку из тех же данных, но сделанную для широкой аудитории.) Второй источник представляет собой компиляцию данных различных исследований гомосексуальной практики, посвященных гомосексуальному поведению и возможностям переориентации. Целью всех этих исследований было изучение заболеваний, связанных с гомосексуализмом, и вероятности снижения риска заражения СПИДом.

Было бы лучше, если бы данные по гомо- и гетеросексуалам были получены на одной и той же выборке и по одним и тем же методикам. Но, как указывают авторы книги «Секс в Америке», при использовании методик составления выборки, обеспечивающих ее репрезентативность, «в поле зрения попало бы слишком мало гомосексуалистов» (3), то есть недостаточно для независимого исследования.

Если быть уже совсем точным, то распространенность мужского гомосексуализма оказалась на уровне 2,8%, а женского — 1,4%. Из 3 432 респондентов всего лишь 192 мужчины и 96 женщин имели гомосексуальную ориентацию, так что выборка получилась недостаточно представительной, чтобы можно было сделать серьезные выводы по тем или иным вопросам.

Сравнение гомосексуалов с гетеросексуалами по ключевым параметрам

Параметр Гомосексуалы Гетеросексуалы Соотношение гомо/гетеросексуалы
Общий процент населения, мужчины 2.8% 97.2% 1:35
Общий процент населения, женщины 1,4% 98,6% 1:70
Среднее количество партнеров на протяжении жизни 50 4 12:1
Моногамность* <2% 83% 1:41
Среднее количество партнеров за последние 12 месяцев 8 1,2 7:1
Анальные половые акты за последние 12 месяцев 65% (мужчины) 9,5% (женщины) 13:1

* Определяется как полное доверие к супругу или партнеру. У 26% гетеросексуалов был за всю жизнь только один партнер (вспомните, что 50% всех браков кончаются разводом и вступившие в повторный брак уже не попадают в эти 26%, но попадают в указанные 83%).

Из таблицы 1 становится понятно, что типично гомосексуальный образ жизни, особенно у мужчин, существенно отличается от образа жизни среднего американца. Само по себе это отличие значит немного, но заставляет задуматься уже тот факт, что все эти незначительные отличия являются критическими факторами риска для очень многих заболеваний. А поскольку, как пишут авторы книги «Секс в Америке», люди склонны вступать в половые отношения с теми, кто ведет такой же, как они, образ жизни и кто разделяет их ценности и предпочтения, то риск распространяется на широкий круг гомосексуалистов.

Ввиду всего сказанного, риск, связанный, например, с анальным половым актом, усиливается за счет его сочетания с другими факторами риска; для одних людей оказывается типичной целая группа факторов, не свойственная для других. На этом основании авторы книги «Секс в Америке» делают вывод, что СПИД, хотя и может передаваться любому человеку, в Америке, вероятно, остается «преимуществом» гомосексуалистов и наркоманов, а также бывает результатом переливания крови, что подвергает риску женщин и их еще не родившихся детей. Гетеросексуалы, которые не злоупотребляют наркотиками, употребляемыми внутривенно, подвергаются относительно малому риску заразиться СПИДом, потому что они, в своем большинстве, более разборчивы в половых связях и обычно вступают в интимные отношения с людьми, также осторожными в этом отношении.

ОПАСНОЕ ЗАНЯТИЕ

Два основных фактора риска из перечисленных в таблице 1 вносят большой вклад в непропорционально высокий уровень заболеваемости (кроме СПИДа) среди мужчин-гомосексуалистов. Это анальный половой акт и многочисленность партнеров. Другими словами, сам образ жизни гомосексуалиста опасен. Типичный гомосексуалист (хотя, конечно, бывают исключения) — это человек, который довольно часто совершает анальные половые акты с другими мужчинами. Такие эпизоды в его жизни бывают в 13 раз чаще, чем случаются анальные половые акты в жизни гетеросексуала, и партнеров он имеет в 12 раз больше.

Необходимо добавить, что приведенная статистика довольно консервативна. В самом серьезном исследовании (Многоцелевом фронтальном исследовании заболеваемости СПИДом), охватившем почти пять тысяч мужчин-гомосексуалистов, были получены следующие данные:

Значительное большинство этих людей… (69-83%) указали, что на протяжении жизни у них было 50 и более сексуальных партнеров, а более 80% участвовали в качестве пассивной стороны в анальном половом акте хотя бы с некоторыми из этих партнеров в течение предшествующих двух лет (4).

Одно из наиболее тщательных обследований стабильных гомосексуальных пар «Мужской брак» было проведено двумя авторами, которые тоже живут в гомосексуальном браке друг с другом, — психиатром и психологом. В результате анализа полученных данных эти авторы обнаружили, что из 156 изученных пар только у семи соблюдается интимная верность; из сотни пар, живущих вместе более пяти лет, ни в одной партнеры не смогли сохранить друг другу абсолютную верность. Авторы исследования замечают: «Наличие сексуальных отношений на стороне, как правило, заранее предполагается в гомосексуальных парах, а для гетеросексуальных пар такое предположение является очень редким исключением» (5).

В обследовании 1981 года было обнаружено, что только 2% гомосексуалистов были моногамны или полумоногамны, ограничившись меньше чем десятью партнерами на протяжении своей жизни (6). В обследовании 1978 года 43% гомосексуалистов сказали, что вступали в половые отношения с 500 различными партнерами, а 28% — с 1000 и даже более 79% обследованных отметили, что примерно с половиной своих партнеров вообще не были знакомы, а 70% указали не то, что более чем с половиной мужчин они имели сношение всего один раз в жизни (7).

Авторы книги «Секс в Америке» выяснили, что 90% гетеросексуальных женщин и более 75% гетеросексуальных мужчин никогда не имели внебрачных половых связей.

Что касается СПИДа, как и других заболеваний, передающихся половым путем, то здесь необходимо учесть еще один фактор, от которого зависит степень риска, а именно — использование презервативов.

Использование презервативов

Параметр Гомосексуалисты (анальный половой акт) Гетеросексуалы (половые акты различных видов)
Использование презервативов 60% 35%

Неудивительно, что гетеросексуалы гораздо реже гомосексуалистов пользуются презервативами. Но если у гетеросексуалов риск заражения СПИДом, обусловленный нежеланием пользоваться презервативами, все-таки остается на достаточно невысоком уровне по сравнению с гомосексуалистами, то опасность отказа от презерватива для гомосексуалиста несравненно выше, чем для гетеросексуала. (Обратите, пожалуйста, внимание на то, что это замечание относится только к СПИДу, и не касается других заболеваний, передающихся половым путем.) В этом различии отражаются другие факторы, о которых шла речь выше: большинство гетеросексуалов состоит преимущественно в моногамных отношениях и крайне редко прибегает к анальному половому акту, а взаимоотношения между гомосексуалистами преимущественно полигамны, и в их среде преобладает анальный половой акт.

Следует также указать на то, что несмотря на крайне высокую степень риска при отказе от презерватива и действующую в течение десяти лет образовательную программу, примерно 40% мужчин-гомосексуалистов никогда не пользуются презервативами при анальном половом акте. Наша пропаганда трубит во все трубы, что благодаря этой образовательной программе достигнут значительный «успех» в распространении презервативов: от почти нуля до 60%. Но когда речь идет об эпидемических заболеваниях, исход которых на 100% фатально предрешен, любое, даже мизерное отклонение от 100% успеха, представляет собой провал с точки зрения охраны общественного здоровья. Нежелание отказаться от поведения высокой степени риска столь велико, что в большинстве исследований, опубликованных в последнее время в журнале «Science», звучит опасение насчет малой вероятности исчезновения СПИДа, даже если будет создана соответствующая вакцина: действительно, он может при этом распространиться еще шире. (8)

Даже если и не иметь в виду СПИД, все равно остается большой риск подавления иммунной системы, когда мужчины не пользуются презервативами при половых контактах между собой. Это обусловлено, вероятно, либо наличием в сперме антител (9), либо какими-то другими факторами, связанными, может быть, с образом жизни гомосексуалистов (10).

Что же касается СПИДа, то здесь уместно напомнить еще об одной детали — о необходимости знать ВИЧ-статус своего партнера (инфицирован или нет) и действовать соответственно. По последним современным оценкам, в Америке инфицирован ВИЧ 0,1% взрослого населения (11). Поскольку примерно половину населения составляют мужчины, а 2,8% из них гомосексуалисты, то 1,4% взрослого населения составляют мужчины-гомосексуалисты, на долю которых приходится 30% всех случаев заболевания СПИДом. Таким образом, вероятность того, что инфицированным ВИЧ окажется произвольно взятый взрослый человек гетеросексуальной ориентации (мужчина или женщина), составляет примерно 7 из 10 000 (то есть 0,07%).

Согласно оценкам эпидемиологов, полученным на основании количества случаев СПИДа среди групп высокого риска, 30% всех двадцатилетних мужчин-гомосексуалистов к 30 годам будут инфицированы ВИЧ или умрут от СПИДа (12). Сам этот факт способен потрясти и напугать, ибо из него следует, что мужчины-гомосексуалисты в возрасте двадцати-тридцати лет оказываются зараженными СПИДом примерно в 430 раз чаще, чем гетеросексуалы (13).

Считается также, что один-единственный половой акт без чер предосторожности (неважно — гомо- или гетеросексуальный, анальный или вагинальный) с заведомо инфицированным партнером таит опасность передачи инфекции примерно 1 из 500 (14). Если мы умножим эту приблизительную оценку заразности вируса СПИДа на среднюю вероятность встретить ВИЧ-инфицированного гетеросексуала, то мы получим, что при отсутствии всякой информации о ВИЧ-статусе партнера, его возрасте, демографической группе и тому подобном, опасность заражения СПИДом в одном гетеросексуальном половом акте любого вида составляет в среднем 1 из 715 000 (расчет таков: (7 из 10 000) х (1 из 500) = 7 из 5 000 000). На самом деле, риск может быть и меньше, поскольку гетеросексуальные половые акты чаще бывают вагинальными, а в числе 1 из 500 учтена вероятность и анальных половых актов. Конечно, если известно, что партнер злоупотребляет наркотиками или занимается проституцией, то риск становится значительно выше. Но один половой акт безо всяких предохранительных мер с мужчиной-гомосексуалистом 20-30 лет таит в себе опасность заражения с вероятностью 1 к 165 (15).

При любых обстоятельствах важно знать, хотя бы приблизительно, вероятность того, что партнер инфицирован ВИЧ. И при гетеросексуальном общении тоже. Но в случае гомосексуалистов это знание и умение действовать в соответствии с ним приобретают особое значение — под вопрос ставится сама жизнь. Оба партнера в интересах спасения собственной жизни должны предпринять следующие шаги:

  • Пройти тестирование на ВИЧ.
  • Узнать результаты обследования.
  • Сообщить эти результаты своему партнеру или партнерам.
  • В случае наличия инфекции воздерживаться от совокупления с заведомо
    неинфицированным партнером.
  • Если инфекции нет, воздерживаться от сношений с заведомо инфицированным
    партнером.
  • Но гомосексуалисты относятся к этим шагам так же легкомысленно, как и к снижению опасности заражения за счет предотвращения анальных половых сношений без необходимых мер защиты, они соблюдают указанные правила со зловещей и пугающей нерегулярностью.(16) В научной литературе последних лет стало складываться мнение, что удовольствие, которое они получают от половых сношений с высокой степенью риска, перевешивает для них саму опасность умереть (17).

    ИЗЛЮБЛЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

    Наличие корреляции между мужским гомосексуализмом и определенными болезнями считается общепризнанным, по крайней мере, уже в течение двух тысяч лет. Еще апостол Павел, писавший в годы расцвета Римской империи, когда распущенность нравов была повсеместной, говорил: «Мужчины… разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение».

    Иногда говорят, что речь здесь идет не о гомосексуализме, а об анальном половом акте и что смешивать анальный половой акт с мужским гомосексуализмом значит ни с того ни с сего обвинять гомосексуалистов в том, что не имеет к ним никакого отношения. В некотором абстрактном смысле, возможно, это и так. Кому-то, наверное, приходилось наблюдать гомосексуальные отношения, в которых анальный половой акт не играл никакой роли. Может быть, такие отношения и не очень редки. Кто-то, вероятно, вспомнит о широко идущем образовательном и культурном процессе, благодаря которому существенно уменьшается значение анального полового акта в жизни мужчин-гомосексуалистов, и возможно, ему скоро будет отведена в их жизни такая же роль, как и в жизни гетеросексуалов. Однако согласуется ли с реальностью утверждение, что анальное сношение уже сейчас не играет важной роли в жизни мужчин-гомосексуалистов, пусть и не всех? Так было на протяжении всей истории, и если бы этого не стало, то можно было бы говорить о действительно радикальных переменах. Реалистично ли думать, что этот тип поведения у гомосексуалистов может быть сведен до уровня случайности, на каком он находится у гетеросексуалов? Все исследования, цитированные выше, отражают десять лет серьезной профилактической работы и все же заставляют предположить совсем иное. Даже зная о существующей опасности, примерно 80% гомосексуалистов практикуют анальный половой акт (18), и это заставляет думать, что высказанный выше гипотетический подход чрезвычайно несерьезен. Скорее, все исследования молчаливо свидетельствуют в пользу допущения, что старомодное выражение «мужчины на мужчинах делая срам» обозначает именно [анальный половой акт — характерный признак мужского гомосексуализма.

    Так, например, пролонгированное исследование 508 мужчин-гомосексуалистов показало, как пишут его авторы, что, несмотря на обширную программу профилактики, в 1988 году анальный половой акт продолжали практиковать тe «немоногамные индивидуумы, которые в 1984 году сказали, что предпочитают такой акт безо всяких предохранительных средств всем остальным видам сексуального поведения» (19).

    Автор исследования, проведенного в Норвегии, анализируя данный феномен, замечает:

    Безопасный секс часто считается эмоционально более холодным и рассматривается как выражение недоверия или напоминание о смерти. По традиции ценится партнер, принимающий в себя сперму, ибо за этим усматривают особую его преданность. Сексуальные действия служат особым языком любви и признательности, а меры предосторожности искажают этот язык (20).

    Частота и неизживаемость анального полового акта среди «голубых» даже при опасности заболевания или смерти говорит о его обязательности и центральном месте в их образе жизни. Приводимое ниже исследование еще более резко свидетельствует о том, какую важную роль играет анальный половой акт в мужском гомосексуализме:

    Ядро выборки составляла группа из 106 мужчин, которые вступали в половые сношения с другими мужчинами до 1980 года… Полученные данные… свидетельствуют о том, что… различие генитоэротических ролей заключается не в противопоставлении инсертивного поведения рецептивному и даже не в противопоставлении инсертивного поведения рецептивному в анальном половом акте, а в противопоставлении рецептивного поведения в анальном половом акте всем остальным видам поведения (21).

    Доктор Чарльз Сильверштейн, автор популярной книжки «Новые радости голубого секса» представляет менее наукообразное, но более образное описание этой хорошо известной черты жизни гомосексуалистов (22).

    Вообще говоря, мужской гомосексуализм и анальный половой акт неумолимо взаимосвязаны, хотя, возможно, и не во всех случаях.

    КУДА ВЕДЕТ ЭТА ДОРОГА?

    Кроме анального полового акта, для мужского гомосексуализма характерен чрезвычайно широкий диапазон форм сексуального удовлетворения, которые обычно появляются там, где поведение людей не регулируется какими-либо нормами. Действительно, если люди начинают «беситься», они обычно нарушают самые мощные социальные запреты. И тогда все остальные табу падают легко и быстро. Для апологетов гомосексуализма эта его черта является признаком свободы от якобы надуманных и удушливых социальных ограничений в сексуальном и других планах. На самом же деле это есть признак порабощенности собственными половыми инстинктами.

    Проницательные наблюдатели, многие из которых сами являются гомосексуалистами, очень убедительно доказывают, что образ жизни «голубых» следовало бы назвать не «гомосексуальным», а «пансексуальным». И действительно, в этом наблюдении есть очень важный момент: в реальности не существует такой вещи, как «гомосексуальность». Скорее, это просто «человеческая сексуальность», которая «по закону природы» очень разнообразна и полиморфна. Психоаналитики долгое время спорили по поводу бисексуальности человеческого существа, но, вероятно, было бы точнее говорить о его природной полисексуальности. Этот многообразный потенциал человеческой сексуальности может быть введен в какие-то рамки, а может оставаться необузданным.

    То, что мы называем «образом жизни гомосексуалистов», представляет собой в широком смысле стиль жизни, сформировавшийся на основе необузданной сексуальности. Этот образ жизни в большей степени ориентирован на получение сексуального удовольствия во всем множестве его форм, чем образ жизни «нормальных» людей. Существует, безусловно, немало гетеросексуалов, которые ориентированы на неограниченное сексуальное самовыражение, но они встречаются гораздо реже, чем гомосексуалисты с такой установкой. Жизнь «голубых» никоим образом не укладывается в границы и рамки гетеросексуального брака: она в большей степени приближается к проявлениям врожденной многогранной природы человеческой сексуальности в ее самых неистовых формах.

    «СРОДСТВО ПОКОЛЕНИЙ»

    Любой разговор о пансексуальности неизбежно и очень быстро приводит к дискуссии о тех формах сексуального самовыражения, которые находятся за пределами даже сегодняшних, очень широких, пределов терпимости. Садомазохисты обсуждают тонкости своих сексуальных предпочтений в разговорах на радио и телевидении; любой может довольно легко найти себе партнера для такого выражения сексуальности, как и для многих других необычных форм сексуального поведения, почитав разделы частных объявлений в многочисленных газетах и журналах, выходящих по всей стране. Но единственная форма проявления сексуальности, к которой мы, как общество, всегда должны проявлять нетерпимость, — это когда взрослые вступают в половые сношения с детьми, то есть когда речь идет о педофилии.

    Каким бы болезненным ни было обсуждение проблемы педофилии в рамках дискуссии о гомосексуализме, но полное исследование пансексуальной природы «образа жизни голубых» требует, чтобы мы сделали это, потому что, когда все ограничения сняты, вполне вероятно, что они окажутся снятыми и в этой области тоже. Однако необходимо предварительное обсуждение этой темы одним заявлением. Доказано (и у нас есть подтверждающие это документы), что педофилия в большей степени распространена среди гомосексуалистов, чем среди гетеросексуалов, и что она шире распространена среди мужчин, гетеро- или гомосексуальных, чем среди женщин. Но правда и то, что большинство гомосексуалистов не являются педофилами.

    Разговор о педофилии здесь вполне уместен по двум причинам: во-первых, потому, что она статистически чаще связана с гомосексуальностью, чем с гетеросексуальностью, во-вторых, и это гораздо важнее, потому, что поразительный сдвиг в системе ценностей, обусловленный тем, что гомосексуализм был признан нормальным, неизбежно должен привести к признанию нормальности любых форм проявления сексуальности. Это не просто гипотетический аргумент. Как показывают материалы, приводимые ниже, и у нас и во всем мире, вслед за тем как гомосексуализм был признан нормальным, стали развиваться движения в защиту различных форм проявления сексуальности, и педофилии в том числе, о чем говорится открыто и недвусмысленно, зазвучали требования снизить определенный законом возраст допустимости сексуальных отношений так, чтобы сделать педофилию абсолютно легальной.

    В мои задачи не входит настраивать общественность против гомосексуалистов на том основании, что они якобы совершают сексуальные покушения на детей, поскольку огромное большинство гомосексуалистов даже не помышляет об этом Я вижу свою цель в том, чтобы предостеречь общество oт общей тенденции к снятию сексуальных ограничений, ибо именно к этому ведет философия, лежащая в основе действий «голубых» активистов.

    Недавно вышедший «Журнал для гомосексуалистов» [«The Journal of Homosexuality»], первый научно-популярный (23) журнал, освещающий с позиций защиты культурные, социально-научные и исторические вопросы, имеющие отношение к гомосексуальности, посвятил специальный номер почти исключительно «спорам о педофилии». (Редактор журнала Джон Де Секко является еще и членом редколлегии журнала педофилов «Педика» [«Paedika: The Journal of Paedophilia»], издающегося в Голландии. Этот журнал также ведет исследования педофилии с позиций ее защиты.)

    Этот специальный номер отражает мнение существенной влиятельной и постоянно растущей части гомосексуального сообщества, которая не скрывает своей склонности к педофилии и не осуждает ее. Они, скорее, пытаются доказать, что педофилия — вполне приемлемый аспект сексуальности, особенно гомосексуальности. Действительно, в газете активистов гомосексуализма Западного побережья «San Francisco Sentinel» был опубликован очерк, доказывающий, что педофилия — один из центральных элементов жизни гомосексуалистов. Существует даже группа защитников педофилии, это NAMBLA, Североамериканская ассоциация любви между мужчинами и мальчиками [North American Man-Boy Love Association], которая активно выступает за легализацию гомосексуальной педофилии, как одной из приемлемых альтернативных форм половых отношений. Их заявления на предмет естественности, нормальности, неизбежности и повсеместности педофилии в точности повторяют аргументы, использованные для доказательства естественности и нормальности гомосексуализма, как и утверждение, что общественное осуждение педофилии предвзято и питается предрассудками. Так, один из авторов пишет:

    Общество всегда рассматривало педофилию как одну из форм сексуального насилия над детьми. Однако анализ самоотчетов педофилов свидетельствует о том, что эти переживания можно истолковать по-разному (24).

    Другой автор утверждает:

    Современные взгляды на педофилию и на сексуальное насилие над детьми обычно покоятся на некритическом и безосновательном представлении о детской сексуальности. Эта статья… очерчивает социально-конструкционистскую альтернативу.» (25)

    Третий автор открыто осуждает ограниченность американских взглядов на педофилию:

    В последние годы появилась тенденция называть… интимную близость между представителями разных поколений сексуальным насилием над детьми… [Это] создает одностороннюю упрощенную картину… Дальнейшие исследования… помогут нам понять… возможные преимущества такого «сродства поколений». (26)

    Гораздо дальше, чем в Америке, этот процесс радикализации зашел в Голландии: там программы психотерапии предусматривают не лечение педофилии как таковой, а лишь избавление от социальных трудностей, с которыми обычно бывает сопряжена педофилия. Как и психотерапия гомосексуалистов в Соединенных Штатах, этот подход облегчает педофилам социальную адаптацию, но не избавляет от самой педофилии:

    Мужчин-педофилов обучают говорить об общих проблемах, о взаимоотношениях между ними и мальчиками. Консультирование построено исходя из представления, что эмоциональное, эротическое или сексуальное влечение к мальчиками само по себе не нуждается в каком-либо узаконивании или модификации. (27)

    Среди результатов есть и такие:

    Шестнадцать мужчин проходили лечение по поводу конфликтов полоролевой идентификации. Для восьми из них лечение закончилось положительно: они признали себя педофилами… Двадцать мужчин… были проконсультированы по вопросу построения взаимоотношений с мальчиками. Предложено несколько вариантов межличностного взаимодействия в отношениях между мужчинами и мальчиками…(28)

    Активисты хорошо осознают, какие отрицательные последствия для движения за права гомосексуалистов будут иметь место, если люди уловят хоть какую-то связь между гомосексуализмом и педофилией, а также другими формами сексуального поведения, которые пока еще не считаются отклонениями от нормы. Поэтому они всеми силами отрицают наличие такой связи, стараясь привлечь внимание общественности к тому (вполне правдивому) факту, что гетеросексуалы, если брать абсолютные числа, совершают насилие над детьми гораздо чаще гомосексуалов.

    Однако все корректно проведенные исследования показывают, что педофилия среди гомосексуалистов распространена гораздо шире, чем среди гетеросексуалов. Большее количество случаев гетеросексуального растления несовершеннолетних отражает просто тот факт, что число гетеросексуальных мужчин превышает число гомосексуальных примерно в тридцать один раз. Количество случаев гетеросексуального насилия над детьми превышает количество гомосексуального насилия всего в одиннадцать раз, из чего явствует, что среди гомосексуалистов педофилия наблюдается примерно в три раза чаще, чем в среде гетеросексуалов (29).

    Несмотря на возможность политических последствий, один из авторов специального выпуска доказывает:

    Вопрос любви между мужчинами и мальчиками пересекся с движением гомосексуалистов в конце XIX века, когда в Германии зародилось первое движение в защиту прав гомосексуалистов. В Соединенных Штатах, когда движение гомосексуалистов отступилось от требования сексуальной свободы для всех и стало выступать за интеграцию в существующие общественные и политические структуры, оно попыталось вывести за рамки своей проблематики любовь между представителями разных поколений, как вопрос, не имеющий отношения к гомосексуализму. Два этих движения продолжают в каких-то аспектах совпадать и пересекаться, частично оказывая друг другу поддержку, частично резко расходясь во взглядах, — и такое положение дел характерно для взаимоотношений между этими движениями во многих странах.(30)

    Как говорилось выше, Американская психиатрическая ассоциация не сразу признала гомосексуализм вариантом нормы, это было сделано в два этапа: сначала из перечня расстройств убрали эго-синтонную гомосексуальность, в которой индивидуум чувствует себя хорошо и уютно, оставив в перечне расстройств только эго-дистоническую гомосексуальность, нежелательную для индивидуума, а затем из перечня расстройств исключили и эго-дистоническую гомосексуальность тоже.

    Сейчас последовательность попыток легализовать педофилию напоминает то, что было сделано в семидесятые годы в отношении гомосексуализма: уже в издании «Справочника по диагностике и статистике» 1994 года (DSM-IV) совершенно изменено долгое время использовавшееся в нем определение всех «парафилий» (сексуальных извращений). Теперь человека можно считать страдающим парафилией (к ним относятся садомазохизм, скопофилия, эксгибиционизм и, среди прочего, педофилия) только в том случае, согласно требованиям DSM, когда он не просто испытывает указанные импульсы и действует в соответствии с ними, но когда, в дополнение к этому, «фантазии, сексуальное влечение или поведение приводят к клинически значимым расстройствам или невозможности нормального функционирования в общественной, профессиональной или какой-либо другой важной области жизни».(31) Другими словами, человек, который регулярно вступает в половые сношения с детьми и делает это безо всяких угрызений совести, продолжая нормально функционировать во всех остальных областях жизни, такой человек не может быть признан педофилом, нуждающимся в лечении. Педофилом считается только тот человек, который страдает из-за своего влечения.

    Комитет, ответственный за это изменение, утверждает, что в его намерение не входило объявлять парафилии «нормой», что этим он просто предоставил диагностам большую свободу в определении диагноза. Тем не менее, последствия будут именно таковы, как это уже произошло с гомосексуализмом. Рэйс Бэннон, координатор «Проекта DSM» от главной организации садомазохистов, замечает: «Впервые в истории стиль проявления сексуальности, свойственный членам этой организации, перестали считать патологией… Новый DSM-IV определил, что нас больше нельзя считать больными, если наши эротические игры не приводят к «клинически значимым расстройствам и дисфункциям». Бэннон с похвалой отозвался о «дружески настроенных профессиональных психотерапевтах», выступивших за изменение критериев.(32) Активисты «голубых» уже давно высказали свои возражения относительно «патологизации» любых форм сексуального поведения.

    Не кажется ли вам абсурдом то, что и запрет на педофилию в скором времени может пасть под натиском общественного мнения? Начало этому уже положено. В номере вполне уважаемого журнала «Новая республика» [«New Republic»], вышедшем 8 мая 1995 года, опубликована рецензия на фильм «Цыплята и коршун» [«Chicken hawk»]. Название фильма на жаргоне педофилов означает человека, который охотится за детьми, чтобы совершить с ними половой акт. Автор рецензии недооценивает серьезность заявлений NAMBLA (в публикациях которой указываются районы третьего мира, где можно вступать в половые сношения с детьми, не боясь принятия каких-либо обусловленных законом мер); она считает, что идея возможности взаимного согласия между мальчиком в возрасте старше 12 лет и взрослым мужчиной не так уж неразумна, и анализирует точку зрения педофилов на законы о брачном возрасте, которые, вероятно, должны просто «продолжать линию защиты, скажем, детской автономии». Автор этой рецензии замечает:

    «У некоторых членов NAMBLA хватает мужества вести всю работу за границей… Но до сих пор считается ересью предполагать, что их чувства тоже можно признать законными».(33)

    СЛОМАТЬ НЕНУЖНЫЕ БАРЬЕРЫ

    Теперь мы переходим к анализу причин того, почему мужской гомосексуализм настолько опасен с медицинской точки зрения ввиду возникновения синдромов, о которых шла речь выше.

    Даже тогда, когда используется презерватив, анальный половой акт остается опасным, главным образом, для рецептивного партнера. Поскольку анальный сфинктер способен растягиваться лишь минимально, его можно серьезно повредить при толчках, совершаемых пенисом в процессе этого акта. К еще более серьезным повреждениям приводит введение в анальное отверстие чего-то размером побольше, как, например, при очень распространенной практике «фистинга». Именно поэтому мужчины-гомосексуалисты невероятно часто страдают острыми травмами прямой кишки, а также энкопрезом (неспособностью контролировать процесс дефекации) (34) и раком анального отверстия.(35)

    К тому же при анальном половом акте травмируются мягкие ткани прямой кишки. Эти ткани служат для того, чтобы аккумулировать относительно мягкие фекальные массы при подготовке их к выбросу за счет довольно медленных сокращений кишечника. Ткани прямой кишки никогда не бывают такими прочными, как ткани влагалища, вследствие этого они всегда в той или иной степени оказываются травмированными в процессе анального полового акта. Даже при отсутствии заметной травмы микроразрывы и микротрещины слизистой способствуют проникновению загрязнений и микробов в кровяное русло. Поскольку для моногамных гомосексуальных пар риск заражения СПИДом значительно ниже, чем для полигамных, поэтому они практикуют анальный половой акт безо всяких средств предохранения намного чаще, чем это позволяют себе одинокие гомосексуалисты, ведущие полигамный образ жизни.(36) В результате существенно повышается риск других заболеваний, даже при равном действии всех остальных факторов, что бывает крайне редко, ибо факторы имеют свойство объединяться. Именно гомосексуальные мужчины намного чаще, чем женщины, играют рецептивную роль в анальном половом акте, поэтому степень риска при таком сексуальном поведении для них существенно выше. К тому же трещины вагины не только реже появляются ввиду большей прочности слизистой влагалища, но сама среда влагалища гораздо чище, чем среда прямой кишки. Действительно, мы одарены от природы почти непреодолимым и непроницаемым барьером между кровяным руслом, с одной стороны, и исключительно токсичным и инфицированным содержимым кишечника с другой. Анальный половой акт ведет к разрушению этого барьера у рецептивного партнера, независимо от того, пользуется инсертивный партнер презервативом или нет.

    В результате попадания фекалий в основной кровоток гомосексуалисты оказываются подвержены различным серьезным инфекционным заболеваниям, иногда неизлечимым. К этим заболеваниям относят гепатит В и множество других довольно редких болезней таких, как шигеллез (бактериальная дизентерия) и лямблиоз, которые вместе называют «синдромом гомосексуального кишечника». В одной большой обзорной статье все это было сведено воедино:

    Ввиду большого числа сексуальных партнеров и использования таких форм сношения, как анилингус и анальный половой акт, мужчины-гомосексуалисты подвергают себя исключительно высокой степени риска заражения гепатитом В, лямблиозом, амебиазом, шигеллезом, кампилобактериозом и аноректальными инфекциями вроде Neisseria gonorrhоеае, Chlamydia trachomatis, Treponema pallidum, вирусом простого герпеса и вирусами человеческих папиллом. (37)

    В другой обзорной статье приведены четыре основные группы заболеваний, с которыми приходится сталкиваться мужчинам-гомосексуалистам:

    «Классические» болезни, передающиеся половым путем (гонорея, сифилис, инфекция Chlamydia trachomatis, простой герпес, остроконечные кондиломы, лобковый педикулез, чесотка); кишечные заболевания (шигеллез, кампилобактериоз, амебиаз, лямблиоз, гепатит А гепатит В, гепатит не-А-не-В, вирус цитомегалии); травматические расстройства (энкопрез, геморрой, трещины заднего прохода, инородные тела, разрывы ректосигмовидного отдела, аллергический проктит, отек полового члена, синусит химического происхождения ожоги дыхательных путей нитритами); синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД).(38)

    НАСКОЛЬКО ВЕЛИК РИСК?

    Активисты движения «голубых» всеми силами стараются скрыть тот факт, что среди гомосексуалистов очень высок процент заболеваемости СПИДом. При этом они делают акцент на вполне правдивом заверении, что этот вирус специально на гомосексуалистов не «набрасывается», что он может поразить любого и что им уже инфицировано множество людей. В таких регионах, как Африка южнее Сахары, где беспорядочные половые связи являются культурной нормой для большинства населения и где сообщества гомосексуалистов и не гомосексуалистов пересекаются друг с другом, вирус распределен довольно равномерно. Фактически, и в Соединенных Штатах большинство людей, инфицированных ВИЧ, не являются гомосексуалистами, но в этом лишь нашел отражение тот факт, что гомосексуалисты составляют очень малую часть населения США. Тем не менее, когда кто-то задумывается о рискованности гомосексуализма, он в первую очередь вспоминает о СПИДе, потому что статистическая связь между этими двумя явлениями очевидна.

    Большинство людей располагают довольно точным и верным представлением о том, какое влияние оказывает СПИД на продолжительность жизни людей, которые им страдают: всем известно, что от СПИДа люди умирают неоправданно, пугающе рано. А как насчет других заболеваний, сопряженных с гомосексуальной практикой? Как они сказываются на продолжительности жизни? Среднему человеку, возможно, кажется, что страшен только СПИД. Именно это внушают нам средства массовой информации и образовательные курсы, делающие акцент на том, что с презервативом половые сношения становятся «безопаснее». Даже те, кто осуждает слишком широкую пропаганду презервативов, ибо считает их недостаточно надежной защитой (они рвутся, слипаются, соскальзывают, неудобны, неправильно применяются и так далее), все же придерживаются мнения, что главную проблему гомосексуальной жизни можно разрешить техническими средствами — обеспечением надежной защиты. Но, как мы видели, СПИД — далеко не единственная опасность в жизни гомосексуалиста: существуют и другие, присущие самому анальному половому акту, независимо от того, используется презерватив или нет. Каковы эти опасности и как их сравнить с риском заражения СПИДом?

    В апреле 1993 года три исследователя представили в Восточную психологическую ассоциацию статью, в которой они проанализировали продолжительность жизни почти семи тысяч гомо- и гетеросексуалов на основании некрологов, опубликованных в большом количестве гомосексуалистских и в несколько меньшем количестве обычных газет. (39) Они обнаружили, что мужчины-гомосексуалисты, даже в случае наличия долговременного партнера и при отсутствии СПИДа, живут почти на три десятилетия меньше, чем гетеросексуальные мужчины. СПИД дополнительно сокращает жизнь гомосексуалистов более, чем на 7%.

    Поскольку эти исследователи использовали довольно грубую методику быстрого действия, их результаты можно считать предварительными. Однако полученные ими данные по СПИДу у гетеросексуалов и гомосексуалистов очень близки к данным других, более надежных и точных источников, как и различие в продолжительности жизни между женатыми и неженатыми мужчинами. Эти результаты должны сыграть роль сигнала, предупреждающего нас о потенциальной серьезности проблем, связанных с гомосексуализмом, и о степени риска для людей, вступивших на эту стезю.

    Задумайтесь на минуту: если эти результаты верны (хотя исследования продолжительности жизни имеют весьма ограниченное значение, более точные медицинские данные остаются неопровержимыми), то как может молчать человек, неравнодушный к чужим страданиям? Если учесть имеющуюся опасность, то единственно этичным поведением в отношении мужчин и женщин, которые считают себя гомосексуалистами, и особенно молодых людей, которые еще только борются со своими зарождающимися сексуальными импульсами, будет, по крайней мере, хотя бы желание помочь им изменить не только «поведение с высокой степенью риска», но и саму гомосексуальную ориентацию. Есть веские доказательства того, что на самом деле избавиться от гомосексуальности ничуть не труднее, чем отказаться от любого поведения с высокой степенью риска.

    Другие материалы:


    Добавьте комментарий:

    Ваше Имя:*
    Ваш E-Mail:*